Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

По завершению комплекса диагностических процедур, целью которых был анализ состояния зародышей Чужих и устранения повреждений физиологического характера в теле подопытной (к слову сказать, их было больше на этот раз) , Ной перенес Камиллу в специально подготовленный бокс-изолятор, где она должна была провести остаток времени до момента полного созревания оплодотворенных эмбрионов. Он «включил» ее сознание и, не дав как следует прийти в себя, погрузил в сон, введя через гаджет соответствующие препараты. С удовлетворением отметив, что организм девушки полностью исправен, раны от когтей Чужого залечены, а измочаленным половым органам вернулся прежний нормальный вид, синтетик решил, что крепкий здоровый сон на завершающем этапе релаксации еще больше нормализует ее нервно-физиологическую систему, подготовит тело и психику к новым нагрузкам – родам. По расчетам они должны были начаться через 48 часов, возможно раньше. Полученные результаты анализа в ходе диагностики выглядели оптимистично – плоды созревали вполне успешно. В то же время Ной не мог не признать, что испытывает некое тревожное ожидание, обусловленное прагматическим научным рвением поскорей убедиться в правильности долгих научных опытов, анализов, тестов, проб и ошибок, предварявших эту стадию эксперимента.

Однако терпения ему было не занимать. Также как и выдержки. Если учесть сколько времени он провел в одиночестве, ожидая прибытия подопытного биологического образца, или хотя бы указаний от Хозяина, в спешке покинувшего «Архонт», предстоящее ожидание казалось ничтожно-малым мигом. Тем более Ной знал, чем занять себя, чтобы не тяготиться вынужденным бездельем. Точнее, это «знали» алгоритмы программного обеспечения его операционной системы, предполагавшие широкий выбор альтернативных действий. В настоящий момент при всем богатстве выбора они указывали, что наиболее рациональным будет подготовка следующего инопланетного организма к встречи с подопытной.

Ной установил гаджет на режим автоматический контроля, который давал некоторую свободу действий подопытной, но блокировал ее тело при любом резком движении и уж тем более настойчивых потуг избавиться от устройства. Следовало ли предупреждать землянку об этих мерах? Нет, Ной прекрасно осознавал – как только девушка придет в себя, то непременно попытается выкинуть какой-нибудь дурацкий номер из своего богатого арсенала человеческой иррациональности. Первым актом ее своевольничества, безусловно, станет попытка снять гаджет. Ну что же, пусть попытается. После легкого, но чувствительного удара током, поймет, что к чему. А потом, постояв некоторое время в обездвиженном состоянии, возможно, осознает, что эксперименты на «Архонте» под надежным контролем. Принятые меры должны внушить подопытной мысль о благоразумности поведения. Особенно в ее положении. Положении беременной женщины. Она в конце концов поймет, что надо успокоиться, расслабиться, сконцентрироваться на родах. Наконец, разродиться «потомством». Для того, чтобы этот процесс прошел менее болезненно и без патологий, гаджет впрыснет необходимые препараты. Предусмотрительный Ной также уже подготовил несколько специальных контейнеров для изоляции родившихся существ и переноса их в отдельные криогенные камеры. Персонально для девушки – кое-что из пищевых концентратов и вода. В общем, все в полном соответствии медико-исследовательским протоколам. На первый взгляд безупречно. Разве что...

Андроид опять вернулся к смутному ощущению. Искре непонятного предвидения. Нет, это не укладывалось в логику. Возможно, просто следствие перегрузок операционной системы. За последнее время его синапсы испытали больше напряжения, чем за все время, пока он в находился одиночестве, в режиме ожидания. И в этом была повинна нежданно-негаданно явившаяся девушка-землянка на своем неисправном корабле. Кто-либо из команды «Архонта» непременно сказал бы на его месте, что ее принес сам черт или другая мистическая сила.

Конечно, при данных обстоятельствах, можно было обратиться за «советом» к Отцу, всегда готовому ответить на приказ или запрос. Однако туманные ощущения, которые изводили Ноя, корабельный компьютер вряд ли объяснил – мистицизм не поддавался обработке искусственным интеллектом, как и шестое чувство. Отец – это не разумное существо, как Хозяин, и сколь сложной и интеллектуальной бы ни была управляющая им программа, он все равно остается просто компьютером, основанным на алгоритмах и вполне определенных законах. Разумеется, если бы главную операционную систему «Архонта» спросили, она бы попыталась ответить. Иногда андроид испытывал «искушение» озвучить свои тревоги просто ради того, чтобы узнать, какой именно ответ придет от собрата по электронному разуму, но никогда так не поступал. Во-первых, потому, что ответы могли оказаться верными, а во-вторых – потому что они могли вступить в противоречие с его собственными. Поэтому Ной подумал, что самым лучшим, логически правильным для него будет окунуться в любимое дело. Анализ абстрактностей можно оставить на потом, когда он спровадит эту ненормальную, стервозную истеричку Камиллу Фуэнтес туда, откуда она явилась.

Занимая этими размышлениями часть своего биоэлектронного мозга, андроид прошел в отсек, где была установлена еще одна камера, аналогичная тем, в которых содержались яутжа и ксеноморф. В настоящий момент она пустовала. Ной включил приборную панель и пробежался по клавишам. На одном из оживших мониторов, сменяя друг друга, замелькали трехмерные изображения инопланетных существ, которые любой неискушенный в ксенологии обыватель нашел бы отталкивающими и безобразными. Синтетик с отрешенным видом, будто телезритель, невозмутимо перебирающий каналы на пульте, просматривал их, отмечая про себя физиологические характеристики, экстраполируя данные в соответствии антропометрии организма подопытной девушки. Проще говоря, их сексуальной совместимости. И все это с недоступной для человеческого мозга скоростью.

Наконец, он остановился на одном существе, еще раз все тщательно взвесил и что-то нажал на приборной панели. Пол в камере с тихим шипением разошелся. Около минуты ничего не происходило, только едва слышно гудели сервомоторы подъемно-транспортного механизма где-то там, в стальных недрах под палубой. Потом из разверзнувшегося черного зева медленно поднялась круглая платформа с застывшей на ней уродливой тушей какого-то существа. Здоровенного, не менее двух метров длиной и сантиметров восемьдесят шириной, смахивающего на неудачную помесь рака, трилобита и каракатицы. Округлый черный панцирь защищал тело, из-под бронированного щитка высовывалась уродливая голова. Двойные, изогнутые серпом, челюсти длиной в полторы ладони, украшенные острыми, как бритва, зазубринами и шесть гибких конечностей дополняли его облик.

Один из мониторов вывел справочную информацию:

НЕГУМАНОИДНАЯ БЕЛКОВО-УГЛЕРОДНАЯ ФОРМА ЖИЗНИ.

ВИД: СИПУНКУЛОИДНЫЙ ПЕРИСТОЖАБЕРНЫЙ ЦЕФАЛОД

МЕСТО ОБИТАНИЯ: НЕИЗВЕСТНО.

СРЕДА ОБИТАНИЯ: КИСЛОРОДНО-АЗОТИСТАЯ АТМОСФЕРА

СОСТОЯНИЕ ОБЪЕКТА: ГИБЕРНАЦИОННЫЙ АНАБИОЗ.

СТАТУС: ПОДГОТОВКА И ПРИВЕДЕНИЕ В АКТИВНЫЙ ЖИЗНЕННЫЙ РЕЖИМ.

НЕЙРО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ КАДАВРА: В НОРМЕ.

Без лишней спешки проверив состояние биохимического баланса существа, андроид ввел в компьютер нужные коды, приводя в действие систему, которая должна была вернуть к жизни нового «любовника» подопытной, подготовить его к эксперименту. Несколько минут Ной наблюдал за слаженностью и четкостью работы автоматики, делающей излишним непосредственный контакт с инопланетным организмом, чтобы вывести его из состояния глубокого анабиотического сна. Результат хитроумных манипуляций на панели управления не заставил себя долго ждать – конечности монстра вздрогнули, клацнули сомкнувшиеся челюсти, задергалась уродливая голова. Цефалод проснулся. И тут же, утробно взревев, тараном устремился на стены камеры, очевидно решив, что перед ним нет никакой преграды. Он действовал чисто инстинктивно, даже не поняв, где находится. Бум – раздался глухой удар, когда бронированная туша, увенчанная головой, явно страдающая нехваткой мозгов, врезалась в стекло. Инерция отбросила монстра назад, но он быстро пришел в себя, ощерился, защелкал челюстями, его мощное тело напряглось и, огласив камеру диким первобытным ревом, снова бросился на невидимое препятствие. Так повторялось до тех пор, пока синтетик не пресытился демонстрацией умственной неполноценности и не счел необходимым преподать безмозглому чудищу правило хорошего тона. Резко защелкали срабатывающие автоматы, с потолка опустились два металлических стержня, извергая электрические разряды. Камеру охватило голубое сияние ионизированного воздуха. Монстр, почуяв неладное, нервно заметался в тесной пространстве, но попав под извивающийся язык бело-голубой молнии, задергался словно в эпилептическом припадке и рухнул неподвижной бесформенной массой. Потом вскочил, озираясь по сторонам, попятился подальше от синтетика. Он выглядел рассерженным и крайне озадаченным.

Ной, вплотную подойдя к прозрачной стене, вперился немигающим взглядом в цефалода. Когда тот, яростно защелкав челюстями, приготовился вновь атаковать невидимый барьер, андроид резким движением протянул руку к пульту. Его пальцы замерли в сантиметре от кнопки, активирующей электро-разрядник. Глаза же по-прежнему буравили существо. Как бы говоря: «давай, попробуй еще раз, и получишь новую боль». Несмотря на низкий коэффициент разумности, цефалод понял ошибочность своих действий. Он смирился с участью узника, лишь усиленно клацал челюстями, как бы давая понять, с каким энтузиазмом готов растерзать своего тюремщика.

В глубине своего искусственного сознания Ной должен был испытывать гордость за свои педагогические способности и вообще умение находить подход к безмозглым инопланетным созданиям. Впрочем, он не отличался особой разговорчивостью, чтобы констатировать очевидное. Особенно работая в одиночестве. Сейчас его всецело занимали мысли о дальнейших этапах эксперимента, являвшего собой несложную головоломку, конкретную реальность, части которой представлялись совокупностью точно заданных правил решения задач, порядок действий, идущих друг за другом в четкой алгоритмической последовательности. Совсем не как в голове подопытной, набитой хаотической иррациональной неразберихой.

Однако неспешный просмотр показания приборов и наблюдение за яростью проснувшегося существа навели андроида на мысль, которая воспринялась биоэлектронным мозгом как диссонанс, нарушение гармонии привычного порядка вещей. Он подумал о других инопланетных существах, находящихся в состоянии искусственной спячки. Все они были обитателями разных миров, адаптированные к определенной экосистеме, которую невозможно создать во всех деталях, даже в такой суперсовременной исследовательской лаборатории. Что если длительный анабиоз негативно скажется на их физиологическом состоянии, нарушит биохимическое и метаболическое равновесие организма? Безупречно-точная, как математическая формула, логика подсказывала андроиду, который в первую очередь был ученым-практиком, что необходимо вывести их из небытия, провести необходимые диагностические процедуры. Ну там дать еще пожевать какой-нибудь синтезированной пищи, позволить размять свои затекшие щупальца, отростки, лапы и хвосты. Хотя «Архонт» и не космический зоосад, где за каждой монстрятиной денно и нощно корпеют рачительные добрячки «ботаники», забота о сохранение их жизни, здоровья и в особенности будущего – тоже неотъемлемая часть работы научного персонала. А Ной, как единственный на текущий момент представитель науки, относился к своим обязанностям серьезно. За время проведенное в одиночестве андроид только единожды выводил всю эту визжащую, ревущую и шипящую живность из состояния анабиоза. Проверил, покормил свежатиной, отметил в компьютере данные диагностики и вновь активировал систему гибернации. В прошлый раз как будто ничего проблемного выявлено не было, разве что у двух-трех существ отметилась вялость и расстройство координации, которые были устранены путем синтезированных нейропротекторов и активаторов клеточного метаболизма. Кто знает, может на этот раз патологии будут носить более проблемный характер, например, у кого-то выявятся дисфункции репродуктивных способностей. В этом случае существа уже не смогут оплодотворять человеческих самок, что конечно же недопустимо с точки зрения научного рационализма.

Размышления Ноя на эту тему заняли 3, 8 секунд. Человеческий мозг, несомненно, потратил бы на этот процесс куда больше, еще раз все тщательно взвесил, обсудил мысль с коллегами, учитывая, что особо торопиться некуда. Но синтетик не видел смысла в лишней трате времени, хотя и находил логичным придерживаться размеренного неторопливого ритма.

. ..Последним актом в отношении существа в камере стала активация системы кормления. Вместо стержней, приструнивших цефалода с помощью электроразрядов, с потолка опустилась похожая на цилиндр прозрачная колба, до половины наполненная какой-то неопределенной красноватой с белыми прожилками массой. Опорожнив свое содержимое, цилиндр с легким гулом убрался восвояси под потолок. Челюсти цефалода разжались. Оскалив внутренние зубы, он метнулся к этой непонятной массе, и с жадностью стал разрывать челюстями синтезированную специально для него пищу, разбрасывая во все стороны сочные ошметки. В утробе бронированного монстра что-то заклокотало. Очевидно от удовольствия.

Кнут и пряник – проверенный метод.

В скором времени цефалоду предстоит действие, которое доставит ему еще большее удовольствие.

«Хорошо, – подумал довольный андроид. - Насытившись, организм существа через какое-то время запустит процесс воспроизводства спор, содержащие генетический материал, перейдет в фазу половой активности и будет готов к спариванию с подопытной. Что ж, по крайней мере здесь работа закончена и теперь можно приступить к другим делам».

Спокойным неторопливым шагом андроид покинул отсек, дверь с мягким шипением опустилась за ним. Также неспешно прошел по длинному, тускло освещенному коридору, свернул несколько раз в ответвления, притормаживая на миг перед автоматически открывающимися затворами люков. Всюду его сопровождали предупреждающие и разъясняющие надписи и указатели, в которых андроид, естественно, не нуждался, так как знал «Архонт» как свои пять пальцев.

Наконец он достиг конечной цели своего недолгого путешествия по безжизненным стальным лабиринтам. МЕДИКО –БИОЛОГИЧЕСКИЙ КСЕНАРИУМ. ВХОД ТОЛЬКО ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНОГО ПЕРСОНАЛА - значилось перед входом в следующий отсек. Ной неторопливо набрал код, створки массивной стальной двери высшего уровня защиты разъехались вбок, и человекоподобное существо вошло в святая святых «Архонта». Его взору предстало большое, как два-три спортивных зала, длинное помещение с жутковатым техногенным интерьером, слабо освещенное призрачным голубым светом, исходившим от высокого потолка. До самого конца тянулись десятки тяжелых люков, высоченные стены плавно смыкались на высоте где-то пяти-шести метров, а ширина была такова, что сюда свободно въехал бы бронетранспортер.

Это было, пожалуй, самое уникальное и вместе с тем хорошо оборудованное, напичканное различными автоматизированными системами, защищенное надежнее подземных банковских золотохранилищ место в механической вселенной корабля, поскольку здесь находилось бесценное достояние ксенологов, биоинженеров, микробиологов и генетиков – всех, кто входил в исследовательскую группу «Архонта». Ученые многих земных институтов и директора космических зоосадов истекли бы слюной от зависти, увидев собранные тут десятки всевозможных образцов инопланетной органической жизни – инсектоидов, рептилоидов, арахнидов, приматоидов, причудливых антропоморфных существ. Все они происходили с миров, на которые ноге человека еще только предстояло ступить когда-нибудь в будущем. Только случай, невероятное стечение обстоятельств, можно сказать, везение позволило собрать на борту огромного военно-экспедиционного крейсера всю эту экзотическую живность. Ной помнил тот день и ту планету, но дожидаться от него увлекательного рассказа о былом можно было с таким же успехом, как попытаться разговорить микроволновку. Да и не с кем андроиду было перетирать о прошлом. Его всецело интересовало только настоящее, и недалекое будущее, когда в целях эксперимента подопытная должна будет вступить в сексуальный контакт с некоторыми из местных «зверушек». Что качается отдаленных перспектив, Ной был уверен – к моменту возвращения Хозяина ксенариум «Архонта» пополнится новыми уникальными существами. Главное – не допустить, чтобы подопытная вышла из-под контроля, причинив массу неудобств и разрушила слаженный режим работы.. .

Ной подошел к панели управления гибернацией. Убедившись, что все камеры в порядке и на экранах жизненные показатели каждого существа в пределах нормы, начал процесс вывода обитателей корабе

льного зверинца из анабиоза. Он видел, как кривая температуры на дисплеях медленно ползет вверх, атмосферное давление внутри камер приближается к обычному, как сверхпроводниковые квантовые интерферометры регистрируют возрастающую активность клеточного метаболизма, оживляются линии биотоков.

И в этот момент в отсеке раздался голос. Это был Отец. Главный Компьютер. Мозг «Архонта», который всегда был рядом, всегда наблюдал, был запрограммирован на множество вещей. Знание. Технические навыки. И конечно же предупреждение о возможных опасностях, таящихся в черной бездне космоса.

– ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕН АТИПИЧНЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ВСПЛЕСК, СОСТОЯЩИЙ ИЗ ТЯЖЕЛЫХ ТВЕРДЫХ ЧАСТИЦ. АНАЛИЗИРУЮ СОСТАВ.

– Где? - спокойным голосом спросил Ной.

– СЕКТОР СТО СЕМНАДЦАТЬ. ЗАСЕЧЬ РАНЬШЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛОСЬ ВОЗМОЖНЫМ ИЗ-ЗА ПРОСТРАНСТВЕННЫХ И ГРАВИТАЦИОННЫХ ИСКАЖЕНИЙ В УКАЗАННОМ РАЙОНЕ. ПЕРВИЧНЫЙ АНАЛИЗ ПРЕДПОЛАГАЕТ ВЕРОЯТНОСТЬ, ЧТО ВОЛНА СОСТОИТ ИЗ АКТИВНЫХ НЕЙТРОННЫХ ЧАСТИЦ БОЛЬШОЙ ПЛОТНОСТИ. В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ НЕВОЗМОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ СТЕПЕНЬ УГРОЗЫ.

– Вероятность столкновения? – Ной стоял не шевелясь и внимательно слушал.

– ОЧЕНЬ ВЫСОКАЯ. РАССТОЯНИЕ КРАЙНЕ НЕЗНАЧИТЕЛЬНО. ВЫСЧИТЫВАЮ ПОГРЕШНОСТЬ.

Не ожидая дополнительных подробностей, синтетик покинул ксенариум и бросился к ближайшему компьютерному терминалу. На бегу он выдавал команды:

– Отец, направь всю резервную и запасную энергию на защитные дефлекторы. Запусти процедуру инициализации навигационной и двигательной систем.

– ВЫПОЛНЯЮ. ПЕРЕРАСЧЕТ ПОКАЗЫВАЕТ ДОСТИЖЕНИЕ ОПАСНОЙ БЛИЗОСТИ И ПОСЛЕДУЮЩЕЕ СТОЛКНОВЕНИЕ ЧЕРЕЗ 11 ЧАСОВ, 6 МИНУТ И 28 СЕКУНД. РЕКОМЕНДАЦИИ: НЕМЕДЛЕННОЕ ИЗМЕНЕНИЕ ТЕКУЩЕГО ПРОСТРАНСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ КОРАБЛЯ.

Волна невидимых частиц, скорее всего, исходила от одной из звезд в радиусе двух-трех парсеков. Последствия ее столкновения могли быть плачевны для «Архонта». Ной знал, что нейтрон как частица чуть-чуть тяжелее протона. Вне ядра атома он радиоактивен и, пробыв на свободе около 11, 7 мин, начинает распадаться: превращаясь в протон, испускает электрон и нейтрино. И при этом легко проникает сквозь толстую стальную броню. Словом, волна из этих частиц погрузит огромный корабль в хаос. И не только корабль. Все живые существа, включая искусственную жизнь в лице невозмутимого андроида, тоже пострадают. Нужно было немедленно предпринять активные действия по предотвращению катастрофы.

Подойдя ближайшему компьютерному терминалу, Ной вошел в главную операционную систему, получил доступ ко всем внешним сенсорам звездолета. Анализ данных подтвердил правильность заключения, сделанного Отцом. Однако, тщательно обдумав ситуацию, андроид пришел к выводу, что имеющегося в его распоряжении времени более чем достаточно, чтобы избежать столкновения с волной частиц. Потратив какие-то мизерные секунды на оценку ситуации, его мозг рассчитал алгоритм действий, которые на первый взгляд не входили в систему приоритетов члена научного отдела корабля, но предусматривались всеобъемлющими программами искусственного разума андроида. Одна из этих программ включала информацию по управлению кораблем. Даже такой громадиной как «Архонт». Словом, Ной знал, что делать, и он немедленно начал отдавать распоряжению Отцу. На каждую отданную команду следовало однообразное «ПРИНЯТО» или «ВЫПОЛНЯЮ», но когда синтетик приказал запустить энергетическую систему на полную мощность, ответ корабельного компьютера его озадачил: НЕВОЗМОЖНО ВЫПОЛНИТЬ.

– Есть проблемы в главном реакторе? –уточнил Ной.

– ДЛЯ ЗАПУСКА ГЛАВНОГО РЕАКТОРА ТРЕБУЕТСЯ АВТОРИЗАЦИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННАЯ ПРОТОКОЛОМ ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ТЕХНИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ 9Х-441, – монотонно сообщил Отец.

– Открыть доступ ко всем протокольным файлам технической и инженерных служб - распорядился андроид.

– В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО, – последовал категоричный ответ.

К такому обороту дела Ной не был готов. Это казалось невозможным, не вписывающимся в рамки привычной реальности, в которой все, казалось, утрамбовано, уложено по полочкам. За время, проведенное на борту «Архонта», еще не приходилось получать такой безаппеляционный ответ главного компьютера. Неужели Хозяин перед тем, как покинуть корабль, не счел необходимым полностью внести в программу андроиду все командные коды, чтобы он имел доступ ко всем ресурсам операционной базы крейсера и его системам? Обычно, устанавливая императивные нормы, командный состав определяет те приоритеты, которым андроиды должны следовать, но в его случае Хозяин должен был позаботиться о расширении штатных полномочий единственного члена экипажа, чтобы у Ноя имелась возможность полностью контролировать корабль, особенно такую его важную часть, как главный реактор.

В настоящее время энергетические установки функционировали на 10%. Этого было достаточно, чтобы включить маневровые двигатели, но для совершения гиперпрыжка требовалось полная мощность.

Ной задумался. Можно сказать впервые и так серьезно. Спорить с Отцом было бесполезно. Машина понимала машину. Но нужно было что-то предпринять, и через минуту натужной работы биоэлектронных синапсов, мозг синтетика выдал результат – попытаться вручную запустить главный реактор крейсера.

Не выказывая ни капли раздражения, он направился в кормовую часть «Архонта», туда, где располагались энергетические установки. Только шел он теперь намного быстрее, учитывая, что путешествие предстояло более длительное, чем путь от лаборатории до ксенариума – корабль был чертовски огромным и изнутри казался еще больше. Да и время поджимало. Если через 11 часов звездолет не выйдет в гиперпространство, все наработанное в ходе эксперимента пойдет насмарку.

* * *

То, что Ной считал хаотической иррациональной неразберихой, для Камиллы стало невыносимым осознанием потерянности, будто она превратилась в жалкую тварь, не способную более функционировать, как нормальное человеческое существо. Она ощущала, как тело стало податливым и одновременно словно окаменевшим. Но ее тело – это уже не ее тело, теперь оно принадлежит тупой пластиковой машине, в голове которой только подобие интеллекта. И ей ничего не остается делать, кроме как ждать, когда этот двуногий, лишенный эмоции и сострадания автомат вновь придет за ней со своим неизменным пультиком, вновь заставит лечь под какую-нибудь монстрятину. Она могла и хотела бороться, но ее плоть управлялась еще более бездушным устройством, которое натужно фиксировало каждое сокращение мышц, каждый импульс нервных окончаний. Это было хуже всего – ощущать себя пленницей, заточенной где-то в стальной утробе летающего ада, бесправной и беспомощной, лишенной даже лоскутка одежды, с впаянным в тело механическим придатком, который намертво слился с кожей и безмолвно следит за ней, контролирует любое движение. Камилла даже молилась, чтобы ей даровали смерть, и она перестала ощущать эту боль и унижение. Но в то же время знала, что андроид не даст ей умереть, он всегда где-то рядом, его автоматика повсюду. Все что остается – это считать мучительно медленные секунды, которые кажутся часами, и ждать.

. ..Очнувшись ото сна, она просто сидела, немая и глухая. Сломанная осознанием того, что с ней произошло. В ее голове, как птица пойманная в силки, бился сумбурный хаос: «Я жалкое создание. Я больше не существую. Я отреклась от своей личности, от своей человечности. Я позволила какому-то гнусному ходячему тостеру сотворить с собой такое... Я действительно позволила это? Как я позволила? Это произошло и я всего лишь проклятое жалкое создание, которое просто покорно позволяет себя насиловать и получает еще от этого удовольствие.... О, боже, сделай так, чтобы я превратилась в камень!»

Это было самое поганое, аморальное, мерзостное действо, и оно было болезненным, страшным, а потом тело предавало ее и порочная страсть заставляла отделиться от себя и парить в облаках упоительного наслаждения. А теперь это столкновение с самой собой, теперь она наедине со своим внутренним голосом, и вынуждена слушать, как он называет ее шлюхой, грязной давалкой, подстилкой...

Вопит сумасшедшим беззвучным воплем: «ТЫ БЫЛА ИЗНАСИЛОВАНА УРОДЛИВЫМИ, ИНОПЛАНЕТНЫМИ ТВАРЯМИ!!!»

Это тоже одна из эмоций, прячущихся где-то там, в глубине. Она была трахнута не озабоченным пьяным мудаком в вонючей подворотне, вооруженным ножом или бластером и угрозами убить в случае неповиновения. Она была ИЗНАСИЛОВАНА ГРЕБАНЫМ ПОГАНЫМ, СЛЮНОРОТЫМ ЧУЖИМ !!! ОН ИЗНАСИЛОВАЛ ЕЕ ПОЛУМЕТРОВЫМ ВОНЮЧИМ ОТРОСТКОМ!!! Она разодрана в клочья, раздавлена, травмирована, доведена до рвоты и безумия УБЛЮДОЧНЫМ ПАРАЗИТОМ!!!

И она беременна!!! Беременна от них всех... Этих инопланетных уродин...этого сраного яутжи и членоклювого мерзкого ксеноморфа.

Да, это чувство перекатывается где-то там внутри. Яйца... Они вылупились спустя несколько часов после оплодотворения ксеноморфом, и теперь она отчетливо ощущала, как что-то шевелится в ее матке, кишках и желудке. Такие живые... и такие мерзкие, чужеродные комочки... Скоро они появятся на свет. Монстры!.. А она инкубатор, в котором они взращиваются.

Слово «травма» не может описать, что это значит – быть изнасилованной самыми страшными, кровожадными чудовищами во вселенной. А потом чувствовать, как в твоей утробе пульсирует, в ожидании появления на свет, внеземная, нечеловеческая форма жизни. Что значит сворачиваться в клубок, пытаясь сдержать рвоту, потому что какой-то тупорылый кусок пластика, набитый директивами и программами, решил поиграть в эволюцию, напихать в твое чрево поганые эмбрионы и вывести новую породу монстров? Зачем нужны эти исчадия ада? Чтобы их дрессировать, как домашних собачек? Но ведь они могут только одно – убивать все живое, пожирать плоть, крушить все на своем пути. Действовать бессмысленно и бездушно, как автомат, который следил за процессом их появления на свет.

Да, теперь это не секрет, все ясно! Здесь, на этом проклятом корабле разводят новые гибридные формы жизни. Эксперимент какого-то сумасшедшего ублюдка, который почему-то смылся со всей бандой яйцеголовых ботаников, оставив заправлять тут всем своему покорному механическому слуге. Смылся, потому что лупоглазые долбогребы-ученые что-то напортачили, позволили эксперименту пойти не по тому сценарию, который наметили их прокисшие от научных формул мозги.

Здесь не было места преступлению и пороку, как и светлой добродетели; не было веры и безверия, тоски и неудержимой радости; не было протеста – а только примирение и привычка: примирение с беспросветной участью подопытной, привычка терпеливо раздвигать ноги, переносить все, что ни свалилось бы на нее в рамках непонятных медико-биологических исследований. Она всего лишь лабораторная мышка.

. ..Мысленно она уже обращалась к высшим силам, умоляя о спасении, окончательном и бесповоротном. Просила земных заступников вызволить ее из этой переделки, в которую попала по собственной глупости, но ответом была невыносимая, неживая, стальная тишина.

Проходили часы, но ничего не происходило. За пределами стеклянной тюрьмы вообще не было слышно никаких звуков, словно ее забыли на необитаемой планете и теперь она обречена. Единственным светлым моментом было то, что она несмотря на чудовищное по своей сути сексуальное надругательство, до сих пор остается живой. И невредимой. Она уже обследовала свое тело и слегка успокоилась, обнаружив плотно сжатые половые губки, узость анального отверстия. От развороченных дырок, которые проделал страшное клювоголовое членище ксеноморфа, не осталось и следа. Даже исчезли кровавые раны на бедрах от когтей этой твари. Ее тело абсолютно здорово, как будто ничего не было. Но внутренние раны автоматика залечить не могла, внутри она – кровоточащий, вопящий кусок искореженной плоти. И еще этот живот, огромный беременный живот, в котором зреет непонятная жизнь...

Ругая себя вновь и вновь, не переставая перебирать всех святых, кого помнила, Камилла тоскливо скулила, тихо съежившись на пластиковом ложе. Ей было противно. И страшно. Она боялась, что твари прогрызут ее внутренности и убьют в процессе родов. И никакая навороченная автоматика Ноя не спасет ее от смерти. Что ж, по крайней мере весь этот кошмар закончится. Оставалось лишь надеялась, что все произойдет быстро.

Нет! Погибнуть такой жуткой нелепой смертью!?.

Время от времени она приоткрывала глаза, но тут же закрывала их снова: вид прозрачных стен, за которыми царила мертвая тишина и могильный мрак, вызывал у нее тошноту. Противная жуть щекотала ее спину, трогал волосы и гладил по ногам. Деться от нее было некуда.

До прилета на «Архонт» она свято верила, что у любой ситуации есть решение, но сейчас его попросту не было. Сбежать с крейсера не получится, по-прежнему быть покорной давалкой работая на этого сучьего потроха Ноя она не собиралась. Оставалось придумать как покончить с собой...

Замечталась на секунду. Вот бы заснуть и проснуться уже на «Немезиде»! И пусть все это ей привиделось: и крейсер, полный инопланетных тварей, и долбанный андроид, и ужасная медицинская лаборатория, где ее насиловали монстры. Камилла бы многое отдала, чтобы очнуться в уютной светлой каюте на удобной мягкой кровати напротив голографической панорамы тропического леса. Либо на борту своего старого доброго бота в паре световых лет от этого холодной громадины «Архонта». И пусть ее кораблик остается с поврежденным конвертором. Рано или поздно она бы добралась до цивилизации...

Нет, такими подарками судьба вряд ли побалует! Горько вздохнув, она решила, что смерть не наступит сразу. Возможно, монстрики в ее чреслах пойдут по пути наименьшего сопротивления. Другими словами, воспользуются естественными выходами из тела. Но что будет, когда она родятся? А потом, проголодавшись, и не найдя другой пищи, займутся ею? От этой неожиданной мысли девушка содрогнулась и чуть не взвыла. Ужасная гримаса исказила ее черты, когда она зажмурившись, живо представила себя в окружении махоньких, прожорливых тварей, жадно отхватывающих своими крохотными острыми зубками кусочки ее нежной человеческой плоти...

В конце концов от этих размышлений она начала чувствовать себя так, словно ее бросили в сильнейший водоворот, в котором она задыхалась, захлебывалась, не в силах прекратить это безумие. Мысли путались, словно она заблудилась в каком-то страшном колдовском лабиринте.

. ..И вдруг неожиданно для себя она нашла остатки воли, маленький комочек жизненной энергии, который спрятался в глубине сознания, занятого самобичеванием, а теперь робко заявившем о себе. «Возьми себя в руки... хватит причитать и хныкать как брошенная сука... Давай думай... ты можешь...ты спасатель... Неужели ты, спасавшая других, не найдешь способ спасти себя?.. Вспомни Торренса и Ферро... Что они бы сказали тебе сейчас... Они знают тебя как Пиранью...Ты зубастая хищница, опасная и смелая... Давай, девочка, давай, напряги мозги... Придумай что-нибудь...Тогда на Цинтии-5, когда потеряли «Кассандру», тебе тоже было не легко... ты была одна... Но ты выкрутилась, спаслась... и выручила друзей... наказала подонков, потому что ты не привыкла проигрывать...»

Воспоминания о друзьях вызвали новый наплыв чувств. Щемящую тоску, сдавившая грудь, словно в тисках, которая заставила ее ощутить себя еще более покинутой и одинокой. «Боже мой... Родриго, Саманта... прошу, услышьте меня... Мне так не хватает вас... Я не знаю как выпутаться... я не вижу спасения... Мне осталось только умереть».

Ей представился с полною ясностью, с подробностями до мелочей, весь ужас положения, ее неприглядная, страшная участь сексуальной рабыни. Горестные слезы потоком хлынули из глаз и она, не сдерживаясь, разрыдалась. Сквозь всхлипы она повторяла имена друзей и бессвязные молитвы...

Тоска и отчаяние, безысходность, надругательство над плотью, унижение, новые чудовища, ждущие своего часа, чтобы оплодотворить ее – все смешалось. А потом как то сама по себе нахлынула злость, которая росла с каждым вздохом, завоевывая и так ослабевший разум. Мстить! Уничтожить пластмассового ублюдка! Вырвать его электронные потроха! Надо всего лишь избавиться от чертовой железяки на спине... Добраться до корабля... Да! Там есть оружие. И одежда. Она вооружится до зубов и поговорит с Ноем на языке своих далеких предков, колумбийских мафиози. Нет, она побережет заряды бластера, поработает одним мачете. Пусть он захлебнется в синтетической крови! Пусть пожалеет о том, что посмел поднять на нее руку! Если надо она взорвет весь этот проклятый корабль... И будет смотреть из глубины космоса за очищающим пламенем, которое разложит на атомы всю эту погань, сотрет следы ее позора!

Ее лицо в обрамлении спутанных каштановых волос потемнело от жаркого румянца, а раскосые глаза сквозь пелену слез, засветились. И сейчас она злилась на себя за то, что оказалась такой слабой.



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Наташа

Анжела

Тиен

Анжела

Оля