Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

Удар по надеждам

Такого скандала, какой разразился после Нинки­ных ро­дов, не ожидал никто. Все ду­мали, что удастся как-нибудь всё уладить, но оказалось, что уладить это было не в наших силах. Дело в том, что ни Нинка, ни Верка, которой ещё предстояло столкнуться с аналогичной проблемой, ни в од­ном роддоме нашей страны на учёте не состояли. Наш клуб­ный врач, у которого они наблюдались, давно их предупре­ждал, чтобы они не шутили с этим делом, и сходили на приём к местному гинеко­логу, но как тут сходишь, если ни у кого из них даже паспорта не было. Полина рисковать своей, и без того шаткой, репутацией не хотела, под кустом тоже не родишь, а если и родишь так можешь и детей ли­шиться. Мы планировали этот вопрос решить за материальное возна­граждение, даже успели кое с кем переговорить - договори­лись, что паспорт мы принесём, но немного позже. И всё прошло бы нормально, если бы не вмешались местные вла­сти. Нинке, может, и родить не дали бы, но она начала ро­жать ещё в машине скорой помощи и врачи обязаны были принять у неё роды. Но, приняв роды, детей отдавать ей они категорически отказались. Когда будет паспорт, тогда и по­лучишь своих детей! - заявили они.

Не успел утихнуть скандал с Нинкиными родами, как в клубе разразился настоя­щий кошмар!

На следующий день, когда мы собирались прове­дать нашу роженицу, в клуб нагрянули люди в масках. Половину клуба они положили на пол, даже наших нуди­сток-натури­сток уложили лицом вниз, а всех, кто был в своих комнатах, выставили в коридоры и поставили лицом к стенке. Появив­шееся вслед за ними начальство, начало выемку документов на регистрацию клуба, на право деятельности, на уплату всех необходимых налогов - в общем, изъяли они у Полины всю бухгал­терию, уставные документы, разрешения и ли­цензии, погрузили всё в машину и увезли, а нас выгнали на улицу и опечатали здание. В конфликт пытались вме­шаться жёны высокопоставленных чиновников города и края, при­сутство­вавшие при этом беспределе, но их никто даже и слушать не захотел. Полину с мужем тоже увезли, а членам клуба, спустя полчаса, позволили одеться и отпустили по до­мам. Нам идти было некуда, и мы остались стоять на улице, но простоять несколько часов на холоде, когда с моря дует пронизывающий ветер - это, я вам скажу, даже не двадцать человек за ночь принять! Там хоть тепло, а здесь про­дувало насквозь. Все свои тёплые вещи мы отдали Вере, укутали её с ног до головы, но всё равно за последствия её длительного пребывания на холоде мы очень опасались.

Вернувшийся вечером из роддома Эрик стал орать, что в демократической стране такое невозможно.

— А где ты видишь демократическую страну? - недо­вольно уставилась на него Гера. - Мо­жет там, за синим мо­рем? Так турецкий берег от нас далеко, Иран тоже за го­рами, а до Швеции нам и ракетой недострелить, чтобы о помощи попросить.

Посовещавшись с детьми, она решила вести всех нас к себе домой, и хотя дети поклялись папочке больше никогда не пере­ступать порог отчего дома, другого выхода у них не было. Однако, подойдя к дому, мы обнаружили, что он за­перт, жалюзи на окнах опущены, замки поменяны, и мы вы­нуждены были расположиться за углом дома, у стены, став­шей для нас единственной защитой от пронизывающего насквозь холодного ветра с моря.

Решительно настроенный Славик пошёл к соседям зво­нить отцу, но уже через десять минут вернулся злой и стал сбивчиво рассказать нам о своём разговоре.

— Это всё он устроил, наш дорогой и любимый папочка! - со слезами на глазах, взволнованно говорил Славик. - Та­кими своими действиями он хочет заста­вить нас вернуться домой. Прекрасно зная, что ни у кого из вас нет документов, он выждал момент, когда Нина поедет рожать и направил в роддом комиссию. Теперь дети Эрика и Нины находятся под очень большим вопросом: Эрик на них никаких прав не имеет, потому что он гражданин другого государства, а с Ни­ной он даже не расписан.

Из его сбивчивого рассказа мы поняли, что выемку до­кументов в клубе, тоже, по его распоряжению, устроила кра­евая налого­вая, а с ними Полина была незнакома и никогда раньше даже не обща­лась. Но, главным условием Геннадия Васильевича было возвращение Славика домой. На прости­тутку Геру и её маленьких блядей, ему начхать, - говорил он, - пускай хоть с голоду подохнут, а сын должен немедленно вернуться домой. Если он согласится, тогда и все эти бляди смогут вернуться, а свою ненаглядную Верку он должен за­быть навсегда - ей светит тюрьма за бродяжничество и заня­тие проституцией.

Славик, конечно, условия отца не принял, сказал, что лучше сдохнет, чем согласится выполнить их, и уже через час папочка прислал за нами наряд милиции. Только благодаря Гере, хорошо знакомой с начальником местного отделения, нас не арестовали.

Поздно вечером у дома остановилась машина. К тому времени мы уже все так замёрзли, что не могли даже под­няться, чтобы посмотреть, кто приехал.

— Вставайте, поехали к нам домой, - бросилась к нам По­лина. - От этого ублюдка вы помощи не дождётесь, он всё это специально организовал.

* * *

Отогревшись горячим чаем, мы уложили Веру в по­стель а сами стали решать что нам дальше делать.

— Даже если вы кого-либо откомандируете домой за до­кументами, их вам сюда привезут очень нескоро, а долго прятать вас у себя я не смогу, вас уже завтра всех арестуют. Геннадий Васильевич лично позаботится, чтобы вас поса­дили надёжно и надолго. Помочь я вам буду не в силах, бо­юсь, чтобы и меня вместе с вами не посадили. Документы у меня в порядке, я показала им даже договора с вами, но они не хотят ничего не ви­деть, не слышать. Боюсь что наша судьба и судьба нашего бизнеса уже предрешена. Но, я сама во всём виновата, - тяжело вздохнула Полина. - Чёрт меня дёрнул согласиться на эту аферу, но ведь он сам всё это за­теял, он и курировал весь наш бизнес и крышевал и нужные «кадры» нам поставлял, - виновато посмотрела на нас По­лина. - Ну, так что скажете? Может у кого-то из вас есть ка­кие-либо соображения, или предложения по этому поводу?

— Я считаю, рано или поздно за документами всё равно придётся ехать, - высказала я своё мнение. - Так лучше раньше начать это делать, чем когда уже будет слишком поздно. Поезда до Энска ходят регулярно, сегодня есть по­езд в 23.30, пусть едет Гера, она знает к кому обра­титься, мы с ней этот вопрос уже давно обсуждали. Надеюсь, Вы помо­жете ей с транспортом, подвезёте её на вок­зал?

— Конечно подвезу! - кивнула Полина. - А сколько вре­мени займёт у неё эта поездка?

— Я думаю, она вернётся сюда дня через три, а за это время они не успеют провести судебное заседание и никуда нас отсюда не вывезут. Так что будем бороться! Правда бу­дет на нашей стороне и мы победим! А людей, более влия­тельных чем этот ублю­док, мы себе для защиты найдём!

Набросав коротенькое письмо Галине Юрьевне, я ещё раз проконсультировала Геру и строго-настрого приказала прямо с вокзала ехать к ней домой.

— Кого-нибудь, её или Лиду, ты должна обязательно за­стать дома, в крайнем случае, у прислуги узнаешь их личные телефоны, попроси

шь о встрече и только в личной беседе изложишь им суть нашего вопроса. Скрывать от них ничего не нужно, но и болтать лишнее тоже ни к чему, - напутство­вала я Геру. - Мотаться и собирать наши документы по раз­ным городам - у нас самих на это ни времени, ни возможно­сти нет. Поняла?

— Поняла! - кивнула Гера.

— И чтобы быстро - туда и обратно!

— Мариночка, а может я быстренько по всем твоим адре­сам пробегусь? У меня как раз благо­при­ят­ные дни начина­ются, - расплылась в улыбке Гера, но тут же спохватилась: - Нет, нет! Я пошутила!

— Собирайся уже, шутница! - строго посмотрела я на неё. - Теперь всё будет зависеть только от тебя, а ты у меня жен­щина умная и сообразительная, надеюсь, не подведёшь. Так что действуй, Гера, мы в тебя верим!

* * *

Взяв на вокзале такси, Гера вручила водителю схему, ко­торую я заранее ей нарисовала. Конечно, по этой схеме было до­вольно сложно понять куда нужно ехать - ни района, ни ад­реса я не знала, зато очень старательно изобразила приметы, которые, как я считала, помогут водителю найти нужный дом: - лес, а в лесу роскошный особняк, каких в Эн­ске не так уж и много, если вообще похожие на этот где-ни­будь ещё существуют.

Внимательно изучив схему, таксист покрутил её, повер­тел, даже с обратной стороны посмотрел, подумал немного и сказал, что ничего в ней не понял.

— Что, адрес нельзя было написать? По этому дет­скому рисунку можно неделю искать и лес и дом и па­мятник.

— Какой ещё памятник? - возмутилась Гера. - Нет там ни­какого памятника! Где Вы видите там памятник?

— Нигде не вижу! Я тут вообще ничего не вижу, за что можно было бы зацепиться.

Подумав ещё немного, он предложил Гере немного по­до­ждать, пока он сходит со знакомыми таксистами перего­ворить, может они ему что-нибудь подскажут.

Минут через двадцать он вернулся и радостно сообщил Гере, что знает где искать и лес и памятник.

— Только Вы туда просто так не попадёте, там шлаг­баум и ребятки с «калашами» Вашу лесную «хижину» охра­няют.

— Ну и что? А мне очень нужно! - упрямо ответила ему Гера. - Я с ними поговорю, и они меня обязательно пропу­стят! Заводи уже свою колымагу, поехали быстрее!

Через полчаса поисков водитель наконец-то остано­вился у шлагбаума. К ним тут же подошёл вооружённый охранник с автоматом и, направив на них ствол, приказал выйти всем из машины.

— Ну, что я говорил? - недовольно посмотрел на Геру во­дитель. - Идите теперь, договаривайтесь!

— Мне нужна Лида или Галина Юрьевна! - выйдя из ма­шины, заявила им Гера.

— А президент Соединённых Штатов Вам не нужен? - с иронией в голосе, ответил ей охранник.

— У меня очень важное к ним письмо! - не отступала от него Гера. - Мне необходимо их увидеть!

— Письмо можете оставить, а сами валите отсюда! - строго ответил охранник. - А ты какого чёрта сюда припёрся? - кивнул он водителю. - Знак не видел? Давай, мотай отсюда подобру-поздорову!

— Но мне очень нужно! От этого зависит жизнь моих дру­зей! - не унималась Гера. - Позвоните им, скажите, что у меня для них очень важное письмо.

— Галины Юрьевны нет дома! - наконец не выдержал охранник. - Она ещё утром уехала.

— Тогда, может, Лида есть? - упрямо спросила Гера.

— Какая ещё Лида? Она уже полгода как в Штатах!

— Если так, тогда дайте мне номер телефона Галины Юрь­евны! - настойчиво потребовала Гера.

— Знаете что?! - вскипел охранник. - Во-первых, мы теле­фоны не раздаём, а во-вторых, мы его и сами не знаем! Хо­тите - оставляйте письмо, не хотите - разворачивайтесь и ва­лите отсюда на хер, пока я начальника охраны не вызвал!

— Поехали! - садясь в машину, кивнула Гера водителю. - А Вы, - повернулась она к охраннику, - не кричите на меня! Если ни хрена не знаете, так и скажите, что поставили Вас сюда, чтобы ворон этой «пукалкой» отпугивать!

— Ну, ты даёшь! - выруливая на трассу, восхищённо по­смотрел водитель на Геру. - Но я, кажется, знаю, где нам нужно её искать! Поехали к её офису, там у Вас будет больше шансов к ней попасть.

Шансов, может, у нас было и больше, но попасть в офис к Галине Юрьевне без пропуска было невозможно.

— Вон она идёт! - указал водитель на статную женщину, идущую в сопровождении телохранителей. - Это Ваш един­ственный и последний шанс. Прыгайте к ней в ноги, цепляй­тесь, кричите, умоляйте, делайте что хотите, но вто­рого шанса у Вас больше не будет!

— У меня для Вас очень важное письмо! - бросившись Га­лине Юрьевне в ноги, со слезами на глазах, протянула ей конверт Гера. - Вы должны его прочесть, немедленно!

— Встаньте немедленно! - испуганно отскочила от неё Га­лина Юрьевна. - Это что ещё такое? Вы что нормально по­дойти не можете, обязательно за ноги цепляться нужно? - Что у Вас тут? - открыв конверт, стала она читать письмо, написанное корявым почерком.

«Уважаемая Галина Юрьевна, уважаемая Лида! Обра­щается к Вам Марина, вы должны меня помнить, в про­шлом году я с мужем была у Вас на праздновании подписа­ния какого-то очень важного для Вас контракта. Мы с мо­ими подругами попали в очень сложную ситуацию. Нам нужна помощь влиятельных лиц, но кроме Вас нам обра­титься за помощью больше не к кому! Подробности пи­сать я не могу, поэтому прошу принять и выслу­шать мою самую близкую подругу, которая из­ложит Вам суть про­блемы лично и только тет-а-тет.

С уважением и надеждой на помощь, Марина»

— Садитесь в машину, - прочитав письмо, окинула она вниматель­ным взглядом Геру. - Сейчас заедем в ресторан покушаем, там мне всё и расскажите.

В ресторане Гера сбивчиво рассказала Галине Юрьевне историю нашего похищения, о том, как мы вынуждены были работать в клубе проститутками, о наших взаимоотношениях с Герой, о Вере, о Нине и о всех проблемах, которые создал для нас её муж, губернатор края.

— Я не вижу в Ваших действиях проблем с законом, - вы­слушав Геру, ответила ей Галина. - Насколько я поняла, глав­ная ваша проблема - это Ваш муж.

— Он мне не муж! - воскликнула Гера. - Он скотина!

— Ну, конечно, скотина, - взяла её за руку Галина Юрь­евна. - Только он не обычная скотина, он губернатор вашего края. А теперь слушайте меня внимательно: сейчас сюда приедут мои люди, Вы сядете к ним в машину и немед­ленно поедите к своей... Марине, а все необходи­мые Вам доку­менты мы сами соберём, без Вашей помощи. С Вами поедет Борис Семёно­вич - он наш адвокат и известный правозащит­ник. Ночью Вы будете уже на месте, а я приеду к вам завтра, думаю, часам к девяти утра я успею. И вот ещё что, - внима­тельно посмотрела она на Геру. - Почему Вы говорите, что у Марины был муж Владик, если я точно знаю, что она была замужем за Игорем?

— О-о-о! - покачала головой Гера. - Это очень длинная история. Пусть она лучше сама Вам всё об этом расскажет.

— Ну, хорошо, тогда до встречи! - пожала ей на прощанье руку Галина Юрьевна. - Однако, должна я Вам заметить, у Вашей Марины очень даже неплохой вкус. Такую красотку себе оторвала. Надо же!



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Мария

Анжела

Мила

Анжела

Оля