Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

Слезы льются по щекам, но не так как вчера. Теперь мне обидно и противно. Ну почему лифт едет так медленно? За считанные часы ЕГО образ переменился трижды. Я выхожу на воздух, минуя стеклянные двери отеля, и понимаю, что мне больно. Не могу сделать ни вдох, ни выдох. И мне просто жизненно необходимо знать, какой из этих четырех образов настоящий. Красавчик, которого я встретила? Садист, влепивший мне пощечину? Чувствительный, потерявшийся в собственных глупостях парень, который остался там наверху, разбираться с моими родителями? Или похотливый альфонс, трахающий мою мачеху? И сколько у него еще есть таких женщин? Сколько их было? Какой он с ними? Я замерла у входа, мешая людям идти по своим делам. А в голове моей такой бардак, что одной мне с ним точно не справиться. Он трахался с ней, все это время. И, теперь, я даже рада, что вчера не переспала с ним. Делаю несколько робких шагов, не зная куда мне идти дальше.

– Не уходи! – слышу ЕГО голос.

Оборачиваюсь. Вижу, как он пересекает зону отдыха и приближается к выходу. Расстояние между нами все сокращается и мне снова становится страшно. У меня паника, но, в этот раз, я бегу. Просто бегу. Ноги несут меня сами, на раз обходя все препятствия.

– Подожди! Остановись, пожалуйста! – он кричит, но я не оборачиваюсь. Не могу смотреть на него, физически не могу.

Вот наше кафе осталось позади, а дальше и то место, где его нежные, сильные руки, разминали мои плечи и исследовали чувствительные зоны спины. Я тяжело дышу, просто задыхаюсь. Мое тело больше не выдержит такой нагрузки. И я вижу спасение – прокат скутеров. Я каталась на таких, пару раз. Налету, объясняю местному парню, что мне надо, оставляю в залог магнитный ключ, свидетельствующий, что я гость отеля и отплываю.

– Девушка… вы… подождите…! – слышу только отдельные слова парня из проката. Несусь вперед.

Через пару минут, оборачиваюсь, чтобы удостовериться, что за мной нет хвоста. Но это предположение ошибочно. Я вижу второй скутер, нагоняющий меня. Это точно ОН. Выжимаю газ по полной, рискуя перевернуться, но мне все равно. Мне нужно сбежать, побыть одной, подальше от всех. КАК МОЖНО ДАЛЬШЕ ОТ НЕГО!

***

Я чуть не умер несколько минут назад, там наверху. Когда ОНА узнала всю правду. Я должен был рассказать ей все сам, но вместо этого сделал еще хуже. Пульс зашкаливает. Я чувствую, каждый удар сердца во всем теле. Такое впечатление, что я живу последние минуты. Я должен догнать ее. Это единственное лекарство. Если она не сможет простить меня и уйдет из моей жизни, мне все равно не жить. Я обязательно должен догнать ее. Это уже, как наваждение. Это моя реакция на нее. Чем больше она сопротивляется, тем сильнее я вляпываюсь. Я разбит, но ее неразумное поведение, может привести к плачевным последствиям и это придает мне силы, чтобы двигаться дальше. Нужно было перехватить ее еще тогда в лифте и заставить выслушать меня. А теперь, она несется в неизвестном направлении и рискует пострадать. Хорошо, что у нее мало бензина. Первый раз ее упрямство, сослужило мне добрую службу. Она не стала слушать того парня, а он, ведь, кричал ей, что она взяла не тот скутер. Главное, чтобы у меня топлива хватило, догнать ее и вернуть обратно на берег. Теперь, нужно, во что бы то ни стало, заставить ее выслушать меня. Она убегает, значит у нее есть чувства ко мне, иначе, она могла бы просто спрятаться в номере и оставить меня на растерзание этой силиконовой дуре и своему отцу. И тут, я понимаю, что говорю про Альбину ЕЕ словами. Она меня так сильно изменила, а я даже не заметил.

Я вот – вот догоню ее, но знаю, что это опасно. Пусть между нами будет дистанция, пока ее скутер не остановится. Впереди вижу остров, она направляется туда.

***

Несусь куда глаза глядят. Просто вперед, подальше от него. Но он не отстает. Почему он не останавливается? Разве не понятно, что я не хочу его видеть, быть с ним рядом. Теперь, думая о нем, я представляю всю ту фигню, которую слышала, когда Альбина разговаривала с ним по телефону. Как он мог? Зачем он так поступил? Я ведь, не нужна ему. Или он сделал это ей на зло? Наверняка, он знал, кто я. Слышу странные звуки, скутер начинает дергать. Что – то не так. По ощущениям он задыхается, как и я совсем недавно, когда у меня в легких заканчивался воздух… Ему тоже больно, как и мне? Нет, идиотка, в нем заканчивается бензин! Подсознание умеет привести в чувства. Лихорадочно ищу варианты. Список пуст. Смотрю вперед – вижу остров. Смотрю назад – вижу ЕГО. Настроение падает, а скутер останавливается. Матерюсь на средиземноморском английском.

– Теперь мы можем поговорить? – ОН притормаживает совсем рядом.

– Типа у меня есть выбор! – не смотрю на него.

– Бензина совсем нет? – спрашивает вкрадчиво, правильно делает.

– Нет, я просто так остановилась! – сарказм и злость, лучшее оружие.

– Мне тут парень, веревку дал, когда объяснил, что ты не тот скутер взяла! – пытается улыбаться.

– Мне спасибо сказать за то, что ты тут оказался? – все – таки смотрю на него, вкладывая во взгляд все свои реальные ощущения. А он снова такой, каким был со мной до ситуации в номере. Мурашки бегут по телу, я возбуждаюсь. Но выражение его лица, возвращает меня на землю. Мои страхи снова со мной.

– Держи! – бросает мне петлю, которую только что сделал. Я набрасываю ее на руль. Он закрепляет веревку у своего сидения и медленно трогается. Мы тащимся к острову.

***

Как с ней говорить? Что сказать? Как заставить выслушать? Она сейчас не способна воспринять никакую информацию адекватно, тем более, о моем прошлом. А еще, надеюсь, у нее есть телефон и здесь есть покрытие, а то найдут два хладных трупа! Умные мысли все же проскальзывают, значит все не так уж плохо с моей головой. Усмехаюсь сам себе. Мы почти у цели.

Море спокойное и тихое. Волн у берега почти нет. Причалить удается, можно сказать, идеально. Затаскиваю скутеры на берег и привязываю к булыжнику, так удачно расположившемуся недалеко от края воды.

– Давай найдем тень! – оборачиваюсь, она уже несется в «джунгли». – Ну, что за… – прекращаю выражаться, начинаю преследование.

Она хорошо бегает, этого отрицать нельзя. Но сейчас это ее преимущество, совсем не на руку ни ей, ни, тем более, мне. Кто знает, что там в этих зарослях.

– Подожди ненормальная! – кричу ей в след, но она даже не оборачивается.

Меня отпустило. Я больше не чувствую пустоты. Это все потому, что она совсем рядом. А еще, потому что у меня есть шанс с ней поговорить. Тут нас, точно, никто прерывать не будет. И, если потребуется, я силой заставлю ее выслушать все свои мысли.

Она все время сворачивает. Смотрю под ноги, вижу, что мы бежим по тропинке. Поднимаю голову и почти врезаюсь в НЕЕ. Перед нами стоит здоровый темнокожий парень с огромным тесаком. Ну п…ц, приплыли! Осторожно обнимаю ее за плечи и пытаюсь встать между ними.

– Бананчиков? – улыбается тот, широченной белозубой улыбкой, демонстрируя большую связку бананов, зажатую в его второй руке.

Чувствую, как мы с ней одновременно делаем облегченный выдох.

– Пусти меня! – вырывается она, из моих рук.

– У вас все хорошо? – спрашивает парень.

– Да! – отвечаем, я спокойно, она с вызовом.

– Ну ладно, у нас тут банановая вечеринка с коктейлями, если хотите… – он скептически смотрит на нас. – Там на берегу! – машет куда – то в сторону.

– Спасибо! – говорю с натянутой улыбкой, а парень разворачивается и уходит.

Ну, по крайней мере, тут есть люди, а значит и связь с внешним миром. Смотрю на нее. Она прислонилась к дереву, закрыв глаза, и тяжело дышит.

– Испугалась? – подхожу к ней ближе. Пытаюсь скрыть улыбку, но не могу. Мне смешно, до чертиков. Наверное, последствие выброса адреналина. Только теперь понимаю, что у того парня было озадаченное выражение лица, а образ маньяка дорисовал мозг, заметив тесак. – Все хорошо! – хочу обнять ее, чтобы успокоить.

***

Он тянется ко мне и я забываю про то, что было пару минут назад. Про то, как сожалела, что не выслушала его. Про то, что вся моя жизнь пронеслась перед моими глазами, в предвкушении мучительной смерти. Я не хочу, чтобы он обнимал меня. Я к этому точно не готова. И совсем не уверенна, что это переменится.

– Не трогай меня! – ухожу от него в сторону, возвращаюсь на тропинку и иду обратно к скутерам.

Убегать бессмысленно, теперь я это понимаю. Что делать дальше? Я хочу его выслушать, но мне противно. А еще, я жутко боюсь того, что он скажет. Я, с самого начала, понимала, что не стану его единственной, но думала, что значу хоть что – то. Что зацепила его. Что нужна ему. Пусть даже только сейчас, на это время, но по – настоящему нужна!

– Прости меня! – бубнит, где – то сзади.

– За что именно? – останавливаюсь, разворачиваюсь, уже не скрывая, что, снова, реву. – За то, что ударил меня? За то, что спал с ней пытаясь, клеить меня? Ты знал, кто я… и все – равно делал все это…

– Я не знал, кто ты! До вчерашнего дня. Когда, ты соблазняла меня, поедая мороженное, и заговорила об Альбине. – пытается оправдываться. Убедительно у него получается, но я ему не верю.

– Ну, конечно! Ты не знал! – снова разворачиваюсь и иду.

– Она бронировала мой номер. Я не знал, где она остановится! Таков был уговор. Я приехал за день до вас. И уж точно не предполагал, что она будет так рисковать. Что поселится рядом! – он остановился, заставляя меня сделать то же самое.

– Я не знаю, чему уже верить, а чему нет. У меня в жизни нет ни одного человека, которому я могла бы доверять! Ты трахался с ней каждый день, а потом встречался со мной. Вчера, ты…

И у меня начинается истерика. Я вспоминаю каждую мелочь, каждую деталь. Картинки вереницей проносятся в сознании, заставляя окончательно потерять равновесие и в душе, и в теле. Он смотрит на меня с таким сожалением, что мне становится от этого только хуже. Я ощущаю, как ноги перестают слушаться меня и падаю. Глаза безвольно закрываются, я пытаюсь раскрыть их и, едва у меня это получается, он уже подхватывает меня у самой земли и прижимает к себе. Я уткнулась лицом в его грудь и продолжаю сотрясаться. Не знаю, сколько мы так сидим, но мне становится немного легче. Я, словно получаю от него, странный положительный заряд.

***

Она в моих объятиях. И это все, чего мне так не хватало. Чувствовать ее!

– Я еще никогда и ни о чем так не сожалел, как о вчерашнем своем поступке! – стараюсь говорить спокойно и не громко. – Я хотел, чтобы ты ушла… забыла меня… думал, что так, смогу уберечь тебя от всего этого… – боюсь произносить то, что у меня на душе. Беру себя в руки, выдыхаю. – Господи, больше всего я боялся, что ты узнаешь про меня всю правду! Но потом понял, что стал еще большим монстром, обидев тебя!

Она легонько отстранилась, показывая, что хочет встать, и я отпустил ее. Ей явно хочется что – то сказать, но она передумывает и идет в сторону пляжа.

Иду следом, молча. Смысла настаивать на разговоре не вижу. Чем больше пытаюсь, тем больше она сопротивляется. Придется взять измором! Хотя, умная мысль, о том, что нас так или иначе найдут, и, скорее, раньше, чем позже, уже посещала мой уставший мозг. Она пересекла линию берега и села у самой воды. Я, решил сделать тоже самое, только на небольшом расстоянии, чтобы у нее не было желания снова убежать.

Мы промолчали примерно десять минут. Она смотрит на воду, на горизонт, на небо, себе под ноги… короче, куда угодно, только не на меня. А я, снова пялюсь, ловлю каждое ее движение и пытаюсь угадать, о чем она думает. Потихоньку, паника пробирается в мое сознание. Что, если она вообще обо мне не думает, а просто ждет, пока нас заберут?

– Ты сгоришь! – говорю ей. Мы сидим на самом солнцепеке, еще и в середине дня.

– Какая разница! – она закрывает глаза и откидывается на песок.

– Для меня огромная!

***

Его руки подхватывают меня. Я дергаюсь, от неожиданности. Он не смотрит, просто несет в тень. Устала бегать и вырываться, спокойно жду, пока он меня опустит на песок.

Я опустошена. Сижу под какой – то пальмой и рисую палочкой цветочки на песке. Честно жду, пока он заговорит. Но он молчит, на расстоянии чуть меньше метра от меня.

Я была не права, мне необходимы его объятия. Мне было так хорошо там, когда он не дал мне упасть и прижал к себе. Я почувствовала себя защищенной. Покой, на некоторое время, вернулся ко мне. Но эта дурацкая смесь, чувств и эмоций, переполняющая меня, никуда не уходит. Я не могу просто так переключиться и выбросить все это дерьмо из головы.

– Что ты сказал им? – говорю в слух, первое, что приходит в голову, лишь бы прервать череду мыслей в моей голове.

– Кому им? – вяло спрашивает и смотрит перед собой.

– Отцу и… – уж теперь и не знаю, как ее назвать.

– Ничего… просто побежал за тобой! – усмехается. – По лестнице!

Мне, вдруг тоже становится смешно, ведь мы остановились на 16 этаже. Я представляю себе эту картину и начинаю чувствовать себя героиней мыльной оперы. Вот только там все хорошо заканчивается, а у нас…

– Я приехал из небольшой деревушки, поступать в университет! – все еще глядя куда – то вдаль и жуя соломинку, начал он. – На время поступления меня приютил мой старший брат…

***

Не знаю, как, но я все же решился заговорить о прошлом. Почувствовал странную необходимость рассказать ей абсолютно все и прямо сейчас, стирая границы и барьеры. Нельзя было выливать на нее эту грязь, но как, иначе, она сможет понять меня. Я просто открыл двери настежь и впустил ее в мой мир.

– Я так и не поступил. Хотя, подавал на апелляцию. Думаю, глупо было ожидать, что у меня получится. Я ведь обычный деревенский парень, с деревенским образованием. По крайней мере был таким! – вспоминаю это все и возвращаюсь к тому себе. Если бы мне сказали, что я стану таким, пойду на такое, я бы рассмеялся этим людям в лицо. Но факт остается фактом. – Брат выпер меня из квартиры, через неделю. Потому что его гражданская жена стала чрезмерно интересоваться мной. Я бы ни за что не связался с ней, но ему было плевать. И вот, я оказался на улице с двумя сумками. До вокзала было не далеко, и я пошел пешком, чтобы сэкономить. Тут остановилась машина. Стекло опустилось, я увидел женщину из приемной комиссии. Ухоженную, красивую, откровенно глядящую на меня. Она предложила подвезти и поговорить о моей учебе…

– Слушай… если ты пытаешься выдавить из меня слезу, то напрасно! – перебила она меня, снова злясь.

***

Какого черта! Он решил мне о всех своих бабах рассказать? О том какие они «ухоженные» и «красивые»… Да я не выдержу рассказа даже об одной его телке. Я не могу этого слушать. Мне слишком больно. Я люблю его и ревную к каждой из них. И не важно, что это, его прошлое или настоящее.

– Я никому этого еще не рассказывал! – в его голосе слышны смятение и гнев.

– Ты…

– Нет уж! Дослушай! – он сел лицом ко мне. – Я не собираюсь рассказывать интимные подробности, но то что я хочу сказать, ты выслушаешь!

– Хорошо! – фыркаю, тоже поворачиваюсь к нему. Мне не нравится эта идея, но выбора, вроде, как и нет. Тем более, что мне, действительно, нужны ответы на некоторые вопросы. Пусть я и не готова их услышать, но другого шанса, скорее всего уже не будет.

– Мы поехали к ней. Она предложила выпить. Я был смущен, озадачен, польщен… Дорогая женщина, из столицы. Какой парень откажется? В моей – то ситуации! – он усмехнулся и покачал головой. – А через пару часов, к ней пришли две подруги.

Я слушаю о том, как его соблазнила женщина, а потом позвала еще двух подельниц, чтобы протрахаться с ним всю ночь. У меня волосы становятся дыбом от этого. Но, он же мог отказаться.

– Зачем ты согласился? – выдыхаю я. – У тебя, ведь, был выбор!

– Вернуться в деревню? Жениться на соседской недалекой девчонке, застрявшей на «исторической родине», которую уже всем селом переебали? Жить на гроши и воспитывать выводок будущих неудачников, которым я ничего не смогу дать? Тем более, у меня никогда не было секса со знающей партнершей. Только деревенские девки, которые умело раздвигали ноги на сеновале, ожидая залета и «счастливого семейного будущего»! После этой ночи… я многому научился. Я понял, чего хочу. Тем более, что мне сделали предложение, от которого было глупо тогда отказываться. Та женщина, что меня подцепила, была женой декана одного из факультетов. У нее были связи и влияние. А еще одинокие замужние подруги!

***

Я подбираюсь к главному и понимаю, как это все выглядит. Вся эта грязь, в которую я окунался, чтобы потом купаться в роскоши. Паника снова подступала, она преследовала меня. Преследовала вопросом «выдержит ли эта маленькая девочка, все это?». Но выбора не было. Теперь, это, действительно, был мой единственный шанс.

– Через год, я был при деньгах. Поступил в университет. Но понял, что мне скучно. Меня использовали, как дорогущего мальчика по вызову, но не принимали всерьез. Тогда я стал учиться. Упираясь, надрываясь. – мне, действительно, пришлось не сладко. Эти чертовы куклы, постоянно преследовали меня, засовывая ключи и деньги мне в карманы. Они требовали всего меня и все мое время. Я быстро пресыщался и выматывался. Мне надоедало однообразие. И я понял, что хочу играть в эту игру, но по своим собственным правилам. – Я закончил университет, честно выполняя условия договора с этими тремя особами, но сумел внести некоторые поправки, что позволяло мне менять жизнь в моем собственном направлении. А потом просто распрощался с ними. У меня сложился свой стиль жизни.

Она притихла. Обняв коленки, уставилась на меня и не двигалась. Я отдал бы все на свете, за одну лишь возможность поцеловать ее. В тот момент, мне казалось, что один единственный поцелуй может изменить все. Причем, в лучшую сторону. Чем больше я рассказывал ей, тем больше понимал, что хочу только ее. Мой жизненный уклад нарушен навсегда.

***

Я сижу и начинаю осознавать, что не могу заинтересовать его. Мне нечего предложить. Я еще ребенок. А ему нужна взрослая женщина, которая точно знает, чего хочет, не будет лить слезы и ожидать чего – то сверхъестественного. Не удивительно, что он трахал Альбину, у нее богатейший опыт. А разговаривать ходил со мной, потому что она дура. А, может, все просто совпадало? Каждая наша встреча. Но, он же

первым заговаривал со мной всякий раз! У меня снова влажнеют глаза и он это замечает.

– С этими женщинами, у меня все было просто! Безудержный раскованный секс и никаких обязательств! – говорит неожиданно. Если это должно было меня утешить, то он ошибся.

– Плюс хорошие чаевые! – я смахиваю слезы, уже скатывающиеся у меня по щекам. Мне нехорошо, очень нехорошо. – Когда ты познакомился с Альбиной? – один из не многих раз называю ее по имени.

– Несколько месяцев назад… – он поднимает на меня взгляд.

– Ты ведь собирался переспать со мной? – уверенна, что ответ меня добьет, но я его должна услышать.

– Да! – в его взгляде смесь эмоций, которые мне не постичь. – Но я каждый раз останавливался…

– Спасибо! – шмыгая носом, я встала и пошла вдоль зарослей.

– Ты куда? – он поднялся на ноги.

– Пойду, махну банановый коктейль! – обернувшись, быстро посмотрела на него и пошла прочь.

Я знаю, что он идет за мной. Но, так, наверно, даже лучше. По крайней мере, безопаснее. Я слышала его рассказ и теперь вижу полную картину. Но, чего я хочу дальше? Чего он хочет? Зачем он погнался за мной? Только, чтобы рассказать мне это все. Чтобы я вошла в его положение или молчала и не рассказывала отцу? И, за что именно он извинялся? За свое поведение в номере или за то, что предал мои ожидания. Мне плевать на этих теток. Его излияние ничего не прояснило. Осознаю, что хочу быть героиней чертовой мыльной оперы. Я хочу, чтобы он оказался таким, каким я его видела с самого начала. Чтобы он нашел способ стереть всю эту грязь и излечить мои душу и сознание. Я хочу его. Я хочу быть с ним. Я понимаю, что снова бегу.

***

Ей нужно дать первое место за бег на длинные дистанции. Она несется быстрее ветра, я еле успеваю за ней. Хотя это, наверняка, влияние усталости от бессонной ночи и изнурительного дня. Я снова боюсь потерять ее. Я бегу за ней по тем же самым причинам, что и с утра. Я не смогу жить без нее. Она нужна мне, морально и физически.

Впереди виднеются какие – то постройки. А возле них люди. Делаю усилие и догоняю ее. Не знаю, кто там, но они должны видеть, что мы с ней вместе.

– Подожди! – забегаю вперед, заставляя остановиться. Она смотрит на меня своими огромными зареванными глазищами. Шмыгает носом и молчит. – Эти люди, должны думать, что мы с тобой вместе! – говорю уверенно, приказываю.

– Конечно! Что еще? – снова вернулась моя незнакомка. В глазах пламя войны, на языке колкости.

– Ты не понимаешь… – пытаюсь объяснить.

– Я все понимаю! К тому же тут может оказаться одинокая замужняя мадам, с кучей денег и богатым сексуальным опытом! Альбина тебя, вряд ли, примет обратно! Так что я просто сделаю тебе одолжение и притворюсь, что мы едва знакомы, чтобы ты мог найти себе новую спутницу! – оттолкнув меня, она уверенно шагает вперед.

В мгновение ока вся унылая жуть внутри меня, превращается в острое, дикое желание, которое рискует выплеснуться наружу, самым греховным образом. Что она со мной делает? Как у нее это получается? Я снова догоняю ее.

***

Мы вливаемся в уже подвыпившую группу людей, разного возраста и цвета кожи. В предзакатном сиянии солнца, горят костры. Несколько человек отчаянно колотят в огромные барабаны. Небольшие горстки женщин поют какие – то напевы. В общем, тусовка, напоминает сборище туземцев, только без жертвоприношений. Тут раздают бесплатные банановые коктейли. Я вижу, уже знакомого, парня, которого мы приняли за маньяка. Он замечает меня и приветливо машет рукой. В тот же миг, я чувствую ЕГО руку чуть повыше локтя.

– Даже не вздумай делать глупости! И не притрагивайся к коктейлям! – гневно шепчет он, мило улыбаясь нашему маньяку, который уже несет нам по стаканчику чего – то выглядящего, как очень жидкая манная каша.

– Бесплатное угощенье! Чувствуйте себя, как дома! – говорит он, легко кружит меня на месте, не обращая внимания на моего спутника, и идет дальше.

– Ты… – шипит ОН.

– Молчал бы уже! – делаю жест «твое здоровье» и отпиваю треть содержимого.

В его глазах читаю фразу «во дура», но лишь пожимаю плечами и отправляюсь танцевать с остальными.

Мне весело. Очень весело. Не знаю, чего они там намешали в этом стакане, но так хорошо я себя никогда не чувствовала. Как будто я идеально сбалансированный организм, существо, которое может делать, что хочет и, при этом, ни о чем не думать. Я забыла о печали, о грусти, о сексуальных извращенцах, являющихся моими родителями. Мысли просто остановились. И тут, я вижу ЕГО. Он так смотрит на меня. В его взгляде злость, похоть и что – то еще, что делает его не таким страшным в моих глазах. Мне ужасно хочется задать ему вопрос, на который я так и не получила ответ.

– Зачем ты за мной бегаешь? – сама завидую своей храбрости.

– Отвечу, если потанцуешь со мной! – немного подумав, говорит с ухмылкой.

Потанцевать. Хуже от этого не будет. Тем более, что он здорово танцует. Напиток, растекся по всему телу и мне уже не до злости. Хочу радоваться и веселиться.

Закатив глаза, кладу руку в его раскрытую ладонь. Он ведет меня поближе к музыке. И мы танцуем, странный танец. Хотя, под такие напевы, было бы странно, если бы он не был странным. Сначала это все неловко и смешно, но постепенно я улавливаю ритм и танец приобретает другой характер. ОН не наглеет, но я всем телом ощущаю сексуальный подтекст. Я против, но мое тело, теперь уже точно находящееся под действием алкоголя, поддается ему и помогает, окончательно вскружить мне голову. Еще немного, и я с трудом вспоминаю, почему мы поругались. Ну подумаешь, спал он с этой силиконовой дурой, ну и что. Он же действительно, не занимался сексом со мной. А почему? Я ему не нравлюсь, вот почему! Мне, вдруг, так обидно стало. Я почувствовала себя полным ничтожеством, по сравнению с этой… как ее там.

– Пошел ты! – разворачиваюсь и ухожу, пробираясь сквозь толпу.

– Стой! – слышу, где – то за спиной.

***

Она разозлилась. Только вот, на что именно? Мы просто танцевали и, вроде как, ей было весело.

– Что опять не так? Хватит себя изводить! – обхожу ее и заставляю остановиться.

– Зачем ты за мной все время бегаешь? – твердо спрашивает она, нетвердо стоя на ногах. И опять плачет.

– Потому что люблю тебя. Потому что хочу тебя. Потому что я сошел с ума, еще в тот вечер на дискотеке и мое безумие уже не излечить. – она ошарашенно смотрит на меня, пытаясь осознать услышанное.

– И когда на тебя снизошло просветление? – снова сарказм.

– Вчера, когда ты ушла! Когда я, пытался заставить тебя уйти из моей жизни! – жду ее реакции.

– Ты сделал мне больно! Я не знаю кто ты и какой ты! Мне страшно… – прошептала она.

– Поверь, мне тоже! – понимаю, что, наконец – то, могу вытереть ее слезы, и делаю это.

– Значит, если я побегу, ты снова станешь догонять? – в ее глазах тень улыбки.

– Похоже, что так! Я готов бегать за тобой сколько угодно, только прости меня! – не могу сосредоточиться. Она возбуждает меня в любом виде и состоянии. – Можно я тебя поцелую? – снова, чувствую себя, как подросток.

– Поцелуй! – пожимает плечами.

– Убегать не будешь? – делаю шаг и наклоняюсь к ее милому личику.

– Нет… – выдыхает, оставив рот приоткрытым. Закрывает глаза. Я целую ее.

***

Он вернулся. Настоящий он. Этот поцелуй на грани безумия. Он очень нежный, но такой чувственный и глубокий, вроде мы расстаемся навсегда и это последнее, что у нас осталось. А я не хочу расставаться. Не хочу, чтобы этот поцелуй был последним. Я окончательно схожу с ума и впиваюсь в его губы. Кусаю его. Делаю шаг и прижимаюсь к нему, моментально оказавшись в объятиях его сильных рук.

Мне снова нечем дышать, но это все по – другому. Эта счастливая нехватка кислорода, пробуждает в моей голове фантазии и мысли, от которых тело бросает в жар. Я не думаю о тех женщинах, я думаю о том, что он умеет. О том, что может дать и чему может научить.

Желание разгорается все сильнее. Я отталкиваю его, укусив за губу. Чувствую солоноватый привкус крови. Я горю. Смотрю в его глаза и бегу, зная, что он последует за мной.

– Ты куда? – кричит он, где – то совсем рядом.

– Купаться! – разворачиваюсь, чтобы посмотреть, на него, и он догоняет меня.

Стаскиваю с него футболку и бросаю ее на пол, чем вызываю у него удивление и ступор.

– Что? – кричу, мне, вдруг, стало так радостно.

– Ты завтра об этом пожалеешь! – говорит серьезно.

– Я не трахаться тебя зову, а купаться! Раздевайся! – меня уже не остановить.

– Стой! – он не дает мне снять платье. – Не нужно этого делать! – предостерегающе смотрит на меня.

Но мне весело. Я не хочу грустить. Я хочу купаться. Обниматься. Целоваться. Делать глупости.

– Тогда, я буду плавать прямо так! – заявляю, делая шаг к воде.

– Хоть, часы сними! – усмехается, пытаясь задержать меня.

– Пожалуйста! – пошатываясь, я расстегиваю ремень и бросаю часы поверх его футболки.

Я кричу и бегу к воде. Через минуту, он подхватывает меня и кружит. Брызги летят в разные стороны. Мои руки на его предплечьях. Ладонями я чувствую, крепкие мышцы и жар его тела, сквозь прохладную воду.

– Поцелуй меня, еще раз! – прошу его.

***

Она не знает, что творит. Я уже почти на грани. Мой мозг готов поверить в счастье, которого завтра может и не быть, когда она протрезвеет. Тело в полной боеготовности. Она попросила поцеловать ее. Ей легко, она под градусом. Но я то, точно знаю, что творю. Мне нельзя терять контроль.

– Поцелуй меня… пожалуйста… – она запрыгивает на меня, обвивая ноги вокруг моих бедер.

И я не выдерживаю. Я сдаюсь в ее пьяный плен. Мою способность мыслить, смело, можно приравнять к ее собственной. Я целую ее. Пытаюсь распробовать ее вкус, дополняемый банановым коктейлем. Она отвечает не менее страстно. Учится на лету и уже смело проникает языком мне в рот. Ее тело прижимается ко мне, через тонкую ткань ее платья. Я замечаю, что медленно иду к берегу. И точно знаю, что там будет.

– Подожди я соскальзываю! – смеется и я не успеваю ее перехватить. Она падает, все еще обнимая меня за шею, и я оказываюсь сверху.

Мы лежим почти на берегу. Мелкие волны, нежно окутывают нас, разбиваясь о сушу. Я смотрю не нее и делаю последние попытки не потерять голову. Но разве можно в ее присутствии трезво мыслить, когда она прижала согнутые ноги по обе стороны от моих бедер и тянется за поцелуем.

Все происходит быстро. В голове шумит. Сердце колотится. Я уже не знаю, чей вкус крови на моих губах. Мой собственный, а, может, ее. Мы сладко раним друг друга, в попытке насытиться, но нам обоим нужно больше. Я стаскиваю с плеч верхнюю часть ее платья, совсем немного, только чтобы обнажилась ее грудь. Жадно гляжу на эту картину и прикусываю ее соски. Она стонет, подаваясь всем телом на встречу. Ее ногти царапают мне грудь и спину. Мне больно и хорошо одновременно. Я хватаю ее руки и прижимаю у нее над головой. Свободная рука, стаскивает шорты и трусы, а потом ложится на ее бедро и медленно прокладывает направление. Я жадно стремлюсь завоевать ее тело. Быть в ней. Мне это нужно и ей тоже. Она подается на встречу каждому моему движению. Я просто отодвигаю ее трусики в сторону и резко вхожу в нее. Я слышу ее стон и крик, одновременно. Вхожу в нее снова и снова. На всю длину. Беспощадно. Уже обеими руками, прижимаю ее ладони у песку, рядом с ее головой.

– Я люблю тебя! Я хочу тебя! – говорю ей, между движениями и поцелуями.

– Возьми меня… всю! – стонет она в ответ, активно двигая бедрами.

Я кричу. Уже теряю реальность перед глазами и кончаю в нее. Забываюсь в ней. Растворяюсь в ней. Чувствуя, как с ней происходит то же самое.

Мы лежим, нас накрывает прохладными волнами. В теле такой покой… А в душе, я боюсь, что наступит завтра.

***

Не помню, как мы вышли из воды. И откуда у нас одеяло. Но радуюсь, проснувшись в его объятиях. Правда, болит голова. А потом я понимаю, что болит не только голова и вспоминаю полную картину ночных купаний. Он шевелится, открывает сонные глаза и смотрит на меня.

– С добрым утром! – тянется поцеловать, но я не даюсь.

Мои душевные терзания вернулись. Я сажусь. Он тяжело вздыхает и делает тоже самое.

– Мы…

– Да… – обреченно выдыхает. – Я не смог остановиться…

– Круто… лишиться девственности и даже не запомнить толком! Зато больно не было! – я снова злюсь. Почему? Я уже и не знаю.

– Ты чего лишилась? – он смотрит на меня, вроде я инопланетянка.

– Того, что слышал! – выпаливаю и встаю на ноги.

Пока он собирается толи со словами, толи с мыслями, я замечаю небольшую лодку, стремящуюся к нам.

– У нас компания! – констатирую факт, отчаянно пытаясь не думать. Вообще.

– Скажи мне… что ты чувствуешь? – говорит он, неожиданно, оказавшись совсем рядом.

– Я не знаю! – и я, действительно, не знаю.

Лодка причаливает. Это наша спасательная команда. Оказывается, на скутерах есть маячки. Но мои предки не пожелали спасать меня ночью, так как маячки были в зоне острова. Они посчитали, что там я в безопасности. А, может, в тайне надеялись, что меня сожрет местное племя и будет одной проблемой меньше. Нас с НИМ, почему – то, посадили в разные концы лодки. Ну, это было даже к лучшему. Я могла спокойно подумать, без его непосредственного влияния.

***

Я смотрю на нее, словно в последний раз. Сейчас, мы сойдем на берег, и все закончится. Она навсегда уйдет из моей жизни. Просто забудет. Ее боль, похоже, прошла, а моя стала только сильнее.

Вот уже причал. Местная полиция и силиконовая дура с мужем.

***

Мы выходим на берег. Отец зол. Эта кретинка с силиконовыми мозгами, тоже тут.

– Мы волновались! – говорит отец, через – чур строго. Наигранно строго.

– Да уж! – выпаливает Альбина.

– Поэтому вы ждали утра? – интересуюсь я, мило улыбаясь.

– Ну, скутеры не двигались и были в зоне острова, а там…

– Па! Я уже в курсе всех событий! – отмахиваюсь.

– Что с ним? – говорит полицейский стоящий справа от НЕГО. Смотрю, а слева еще один подошел.

– Этот растлитель! Он украл нашу девочку! – визгливо выпалила Альбина.

Меня это даже удивило, правда, не на долго. Потому что тут, вступил мой папаша.

– Да! Расскажи, пожалуйста этим джентльменам, обстоятельства твоего похищения! – подтвердил он.

Я смотрю на силиконовую куклу, на моего отца, на полицейских, которые уже держат наготове наручники, а они все смотрят на меня. Только ОН опустил глаза и ничего не делает. Он не врет. Он не заставляет. Он не умоляет.

Плевать мне на всех его телок. Плевать мне на эту белобрысую кикимору. Он единственный, кто бегает за мной, просто потому, что я ему нужна. Он сказал, что любит меня. И я ему верю. Может, он и заслуживает наказания, за содеянное, но не им решать каким оно будет, а мне. И когда придет время, я спрошу с него по полной.

– Он мой парень! Остыньте! – говорю спокойно и подхожу к нему. Беру его за руку и уверенно смотрю на «родителей».

– А тот вчерашний номер? – заявляет Альбина и в ее голосе таятся нотки надежды.

– Вы нас застали врасплох. Я не была готова знакомить вас с ним. Я испугалась и убежала. А он, побежал за мной.

– Он же ни за кем не бегает… – вдруг, выпалила она.

– Еще как бегает! – засмеялась я, видя ее лицо, искаженное ужасом. – К тому же, если бы не он, я бы застряла на скутере посреди моря! Он спас меня! – ехидно добавляю, повергая ее в еще больший ужас, а отца в какие – то раздумья.

– И, как зовут, твоего… спасителя! – немного подождав, спросил он.

– Влад! – обладатель спасительного голоса, крепко сжимает мою ладонь.

– Ну ладно, раз все так… – отец молча разворачивается и уходит, а блондинка, так и осталась стоять с открытым ртом.

– Я люблю тебя! – шепчет Влад мне на ухо.

– Теперь у тебя нет другого выхода! – отвечаю ему, с улыбкой.

***

Мы идем в отель. Я больше не хочу возвращаться в тот номер. Подхожу к администратору и прошу предоставить мне другой. Через несколько минут у меня в руке ключ.

Мы поднимаемся в лифте. Снова вваливается пара пиявок. Они стоят по стойке смирно, пока мы с моей школьницей страстно целуемся, обхватив друг друга руками, а она меня, еще и ногой.

На нашем этаже тихо и спокойно. Я веду ее за руку в наш номер.

– Я думала, нам придется вернуться туда… – смущенно говорит она.

– Я решил, что нам лучше затеряться! – открываю дверь и пропускаю ее вперед.

Номер не большой, но очень уютный. Ей нравится. Она смотрит на меня озорными глазами и явно что – то затевает.

– Скажи, а откуда у тебя деньги на это… – она обводит рукой обстановку.

– Ну, я все же получил два образования, высших… да и, не дурак я, так вкалывать и ничего не заработать. Не волнуйся, я смогу тебя прокормить! – понимаю, к чему она клонит.

– На деньги альфонса? – язва.

– Нет! Суперкрутого мальчика по вызову! – дразню ее, у нас такие разговоры хорошо получаются.

– Тогда оставь, мне номерок! Буду тебя вызывать… – подходит к постели.

– Я тебе не по карману! – снимаю футболку и иду к ней, медленно.

– Ну, это спорный вопрос. Я тебя спасла от тюрьмы, а это дорогого стоит! – уже в моих руках.

– Ты меня больше, чем от тюрьмы спасла! – целую ее шейку, как тогда в аллее.

– Но больше, никаких секретов! – отстраняется и серьезно смотрит мне в глаза.

– Ну, кстати, о птичках… – вспоминаю вчерашний секс. – Я тут вчера… не успел…

– Да помню я все! – смеется. – Без паники, безопасные дни!

– Ну ладно! – шок понемногу проходит. – И еще… как тебя зовут?

Смеется и тянет меня в постель…

***

Надеюсь блондинка на балконе, а то нас затеряли, как раз под моим бывшим номером.

– Валерия… – содрогаясь от оргазма кричит ОН, в распахнутое окно.

Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Снежана

Анжела

Олеся

Анжела

Лена