Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

Страну захлестнуло Евро. Говорили о нём много, говорили давно, с придыханием и со злобой, но чем больше говорили, чем больше обсуждали хозяйственные проблемы – «успеем – не успеем», «потратили – растратили» – тем более и более население теряло интерес к предстоящему первенству, а назойливость темы уже скоро стала вызывать скорее раздражение, чем ожидание чуда. Наверное потому, значительная часть способного себе позволить оградиться от Евро населения подалась на это время за город, в сторону моря или просто ограничила своё передвижение городами принимавшими Евро...

Но как бы ни был разафиширован праздник, сколько бы ни было на него уложено денег, а рабочие будни ни кто не отменял и большинство жителей миллионника, принявшего на какое – то время болельщиков европейских команд, видела этих самых болельщиков разве что только по телевизору, а всё празднество происходило где – то там, за яркими красками телевизоров, и уж ни как не за стенами тех самых офисов и цехов, в которых трудились жители города.

Татьяне было уже давно за тридцать. Рядовой сотрудник банка, каких немало в городе, да и в стране. Внешности средней, характера непростого, пребывала уже который год в поиске спутника жизни. Имея завышенные требования к таковому, как – то с последними ей везло не очень. Не то, чтобы на неё не смотрели парни или даже мужчины, порой проявляя неподдельный интерес самостоятельно, без подсказок и жёсткого навязывания своей компании, но как – то уж очень быстро они сбегали от Татьяны, оставляя по себе лишь воспоминания, несбывшиеся мечты и брань разгневанной особы.

Татьяне все были должны!!! Не в ответ на что – то, а просто по определению. Начальство было должно, подруги обязаны, даже люди в метро и те непременно должны были девушкам уступать места, и ей в частности. Но больше всего должны были мужчины – это было аксиомой, постулатом, не требующим какого либо доказательства. Бесспорным и неопровержимым, не терпящим даже возможности сомнения или обсуждения.

Мужчина был должны с первых минут попадания в поле зрения Татьяны. Должен обратить внимание, должен удивить, угостить, очаровать, бросить весь мир к ногам и там же, у ног, ползать и молить о том, дабы госпожа снизошла... И только после этого...

Но мужики попадались всё более чёрствые, грубые, недалёкие и непонятливые. Не способные даже на проявление высоких чувств. Потому Татьяне приходилось всё брать в свои руки и... И было всё – интим, много интима, подарки, и не всегда по прямому запросу, но приходя в себя, особи мужского пола прозревали, остывали и старались быстренько оградить себя от посягательств на свою свободу со стороны напористой и прямолинейной особы.

Мужчины бежали...

– Представляешь, я для него здесь практически разбилась... – жаловалась Татьяна своей подруге, плотно присев той на уши. – А он уехал к себе в Хмельницкий и пишет – с женой разводиться передумал, было всё хорошо, если не против, то готов время от времени встречаться, как только будет в командировке поблизости... Ну не козёл?! – Татьяна использовала и более жёсткие эпитеты, но приводить здесь их не станем.

– Да уж... – только и отвечала ей подруга, занятая своими бумажными делами и давно уже уставшая от постоянных разговоров на одни и те же темы.

– И не говори. – возмутилась Татьяна. – Я ему так прямым текстом и ответила...

– А мы на выходных ходили на площадь. – попробовала сменить тему подруга. – Там сейчас фан – зона, болельщики, Голландцы пьяные и мероприятия...

Тема Татьяне сазу же понравилась. Правда её мало заинтересовал дух футбола и дух праздника.

– Голландцы, говоришь?! – загорелись у неё глаза. – И много?

– Полплощади в оранжевом.

– Интересно...

***
Одна из крупнейших площадей мира и, как поговаривают, чуть ли не самая крупная в Европе, в эти дни превратилась в одну огромную фан – зону, заполненную быстровозводимыми сооружениями типа сцены, неких шатров и бог весть ещё чего, окрашенная во все цвета радуги, среди которых преобладал оранжевый; переполненная иностранными фанатами, забредшими или целенаправленно подъехавшими местными болельщиками с украинской символикой, вездесущими, старающиеся быть корректными, милиционерами и, конечно же, массой девушек на любой вкус в одеяниях, как правило, откровенных, а то и просто кричащих... И вот в этой толпе и потерялась Татьяна.

Как – то такого скопления она не ожидала и её намерение, непременно познакомиться с иностранцем, представлялась ей несколько иначе. Готовая стать объектом их внимания, она вдруг столкнулась с откровенной конкуренцией со стороны своих соплеменниц, более изящных, более молодых, более откровенных и более беспринципных и напористых. И другая сдалась бы сразу, но нужно было знать Татьяну, чтобы быть уверенным в обратном. Эти крашеные блондинки, длинноногие флегмы с горящими глазами, только лишь подхлестнули её к деятельности.

Ткнувшись, было, пару раз к определённо интересным экземплярам и получив в ответ тихое шипение, сразу же подскочивших невесть откуда взявшихся девочек, Татьяна каким – то чудом налетела на Мариуса. Пиво из бокала голландца выплеснулось наружу и едва не окропило белоснежную блузку Татьяны.

– Привет! – улыбнулась та.

– Хелло! – ответил ей Мариус и хотел было отойти в сторону, но уже не тут – то было.

Мариус выдался парнем рослым, худощавым, облачённый в оранжевую футболку и такого же цвета шорты, с рыжей копной волос, прикрытой болельщицкой шапочкой с колокольчиками, к тому же голландцем. Предельно пьяный чтобы ещё не рухнуть на мостовую, но всё же не расстававшийся с заветным бокалом пива, Мариус пребывал в компании ещё пары таких же болельщиков и энергично двигался, пританцовывая на месте...

– Таня. – представилась дама.

Парень не сразу понял что от него хотят, но когда всё же разобрался, то громко рассмеялся и представился:

– Мариус!

Голландец ни слова не понимал по – российски, не говорил он и по – украински, Татьянины же познания в английском сводились к десятку фраз, выученных ещё в бытность волонтёра на одном из международных мероприятий, но алкоголь, шум и всеобщая эйфория позволяли им понимать друг друга как – то на ином уровне...

– Ты молодец! – кричала Татьяна, прижимаясь своим ростом от сила 169 сантиметров к рослому Мариусу.

Тот что – то отвечал. Получался достаточно интересный разговор, где каждый напрочь не понимает того, что говорит второй, но смысл беседы при том становится понятен каждому из говоривших.

– Привет. – перекрикивая шум толпы возникла рядом с Татьяной появившаяся из ниоткуда особа. – Давно ты здесь?

Стройные ноги облачённые в плотные черные лосины подчёркивали их длину и привлекательность для особей мужского пола, слегка прикрытые белой безрукавкой блузкой и увенчанные снизу громадных размеров шпилькой. Дама возвышалась над Татьяной на пару голов и откровенно давила ту своей грудью и лучезарной улыбкой. При всей свой ослепительной внешности и не дюжем росте, дама создавала впечатление хрупкости и сразу же вызывала у мужчин желание это беззащитное создание сгрести в охапку и оградить от постороннего взора.

Понимая всю проигрышность своих позиций в конкуренции с этой особой Татьяна тем не менее сдаваться была не намерена.

– Достаточно. – с напускным хамством отвечала она даме, плотнее прижимаясь к Мариусу. – Достаточно долго. – добавила она.

– А, ты с Мариусом! – улыбнулась во все дама. – Я Вероника. Будем знакомы.

– Не к чему нам знакомиться... – парировала Татьяна.

– И всё же. – улыбалась сверху вниз Вероника. – Я не претендую на него, так что будь
спокойна. Я с его товарищами. Мальчики, понимаешь, любят когда одна девочка, а их двое. – и рассмеялась. – Так что, подруга, давай прибирай к рукам Мариуса и...

А что будет далее Татьяне услыхать так и не пришлось, потому что вдруг и без того голосистая толпа не в меру оживилась, вверх взлетели знамёна, руки с бокалами пива и оранжевая масса болельщиков и сочувствующих вдруг пришла в движение.

– Держись поближе. – прокричала Вероника. – Шествие начинается.

– Какое шествие? – удивилась Таня.

– Шествие. До стадиона.

К такому повороту событий искательница мужской компании оказалась не готова и впала в ступор.

– Но как же мы?! – Только и выдавила она из себя, оставаясь островком неподвижности в движущемся оранжевом море.

– Наши из вип – зоны. – прокричала ей Вероника через плечо. – Пошли быстрее. Нас проведут.

Быстро догнав неуверенно держащегося на ногах Мариуса, Татьяна подхватила его под руку и сразу же завела разговор.

Мариус поначалу удивился, потом узнал её и, похоже, обрадовался.

– Футбол. – проговорил он ей тяжёлым языком и обнял в ответ на её действия, запустив сразу же руку под пояс юбки...

Проникнуть нижу чем на пять – семь сантиметров ему не удалось, но того обстоятельства, что дама не выказала ни тени смущения происходящим, давало основания ожидать продолжения в более подходящей обстановке.

Толпа как – то быстро растянулась, попутно забегая на расставленные то тут, то там точки продажи пива, чипсов и фаст – фуда; обращая внимание на затесавшихся в толпе девушек; приплясывая вокруг не одиноких корреспондентов теленовостей, всячески стараясь попасть в кадр...

Вероника оказалась сразу же зажата двумя не менее рослыми, чем Мариус, иностранными болельщиками в оранжевых футболках, и мелькала в толпе где – то впереди, не позволяя прилюдно распускать в отношении себя руки.

Протопав несколько километров в этом воющем, улюлюкающем, пропахшем пивом и приподнятым настроением шествии, наконец – то Татьяна оказалась у стадиона. Опасения, что её не пропустят, не проведут или произойдёт ещё что, мешающее продлить знакомство, не оставляли её до самого последнего момента, до тех пора, когда под слегка ироничные взгляды охраны их с Вероникой и тремя спутниками вежливо не впустили через турникет и...

Не являясь откровенным фанатом подобных мероприятий, тем не менее Татьянино самомнение не мог не тешить, тот обстоятельство, что лицезреть предстоявшую баталию им довелось не на пластиковых креслах в тесноте, духоте и давке, а приятно развалившись на диване, опекаемые хмурыми официантами.

Нетрезвый Мариус что – то говорил о её волосах, глазах, прильнул к шее, ощупал грудь и спустился между ног, прижав руку к её возбуждённой промежности. И только два слоя ткани отделяли Татьяну от мужской руки, проявившей вполне конкретные желания. Она готова была отдаться ему сейчас же, но место и обилие людей – единственное, что как – то ещё её сдерживало.

На соседнем диване развалилась Вероника в кампании всё тех же оранжевых верзил и незаметно подмигнув Татьяне, отбросила руку одного их ухажёров в сторону, очерчивая рамки приличия. Впрочем, те самые рамки у неё оказались достаточно размытыми. Позволяя проникать под блузу и находиться там продолжительное время, предоставляя в пользование свою грудь, она напрочь отвергала подобные действия в отношении рук, стремящихся вниз, даже просто желавших гладить её стройные бёдра...

Увлёкшись происходящим на соседнем диване, Татьяна как – то упустила из виду то обстоятельство, что "свободной" дамой в фан – зоне она была не одна. Отдельные особи, проникшие в зону то ли вместе с болельщиками, то ли по недосмотру охраны, а то и при её непосредственном содействии, откровенно и неспешно передвигались от диванчика к диванчику, в поисках "интересной компании". И пока Вероника демонстрировала чудеса обращения с двумя похотливыми мужчинами, одна из таких особ, откровенно присела с противоположной стороны от Мариуса и... И Мариус, похоже, был не против её компании...

– Иди отсюда! – зашипела в её сторону Татьяна, защищая свою территорию. Дама с первого раза не поняла, но повторное шипение расставило всё на свои места. Дама подскочила, сделала мину в сторону Татьяны и удалилась, демонстративно покачивая бёдрами. От этого покачивания Татьяне стало дурно, а вот Мариус, напротив, пришёл в восторг. Ситуацию нужно было спасать, и спасать в экстренном порядке.

"Все мужики хотят только одного!" – любила повторять Татьяна в разговорах с подругами вполне конкретно намекая на мужские сексуальные потребности. Говорила, и её слова зачастую подтверждались на практике... О том, что следовало за тем, Татьяна как – то старалась не упоминать, да и не задумываться... А между тем, удовлетворившись её женскими прелестями, партнёры старались так же быстро и избавиться от её общества.

Флаг, сложенный в несколько раз, и возлежавший на коленях Мариуса, был одним рывком развернут, наброшен на его владельца, скрывая того от груди едва не до самых пят. Мариус удивился, перевёл замутнённый алкоголем вор в сторону соседствующей и проявляющей активность дамы, отвлёкшись от созерцания пробегающих мимо юбок.

Успех был на лицо. По крайней мере так считала Татьяна и потому его требовалось закрепить, а по возможности и развить.

Быстрый нырок под флаг, спущенные шорты и вот он, пока что ещё возбуждённый, пока что не готовый к действию, напоминающий что – то совсем иное – мужской половой орган, обхваченный женской рукой и быстренько поглощённый её губами.

Разделённые флагом, Таня не имела возможности наблюдать за реакцией Мариуса, но тот на какое – то время отвлёкшийся от созерцания местных красоток, с ещё большим воодушевлением вернулся к этому занятию...

Губы Татьяны поглощали набирающую упругости плоть и сразу же освобождали её, проглатывали до касания мужского лобка женскими губами, игрой головкой горлом и возврат назад, стимулирование мошонки и столба рукой... Происходящее только возбуждало Мариуса, а пробегающие мимо девочки, с интересом косящиеся на него, на вздыбленный с характерными вздрагиваниями и поступательными движениями флаг, подымали вверх большой палец, улыбались в ответ и советовали взглянуть на происходящее остальным.

Потому, когда поток спермы хлынул бурным потоком прямо в горло Татьяне, едва не попав в дыхательные пути, и когда Мариус наконец – то откинулся назад и расслабился, Татьянино появление из – под флага было встречено о бурей аплодисментов собравшейся вокруг "тусовки", отдельными выкриками, вспышками фотоаппаратов и взглядами через видеоискатели работающих видеокамер.

На какое – то время Татьяна стала звездой вип – зоны, а вечером и звездой ю – туба и прочих подобных сервисов. Другая бы на её месте потеряла бы дар речи, самообладание и пожелала бы побыстрее скрыться, но перед всеми предстала Татьяна, дама самобытная и непримиримая. Фыркнув что – то в сторону собравшейся компании, она демонстративно прижалась к груди обмякшего Мариуса, наконец – то сваленного с ног пивом и женским обществом.

Матч прошёл под пиво фанатов, визги девчонок и сиплый храп отдельных перенапрягшихся зрителей.

– Ну ты даёшь!! – во время перерыва, когда движение в вип – зоне стало оживлённым, подсела к Татьяне Вероника. – Я бы так не смогла. Однако! – с долей удивления и нотками восхищения похлопала по плечу Татьяну.

– Ничего... – буркнула в ответ ей последняя, едва сдержавшись, чтобы не отметить похождения и той с парой "оранжевых", активно шаривших во время матча уже не только поверх одежды.

Матч пролетел в один миг. Всеобщее ликование, сменявшееся не менее эмоциональными всплесками негодования, разлитое пиво, вывихнутые случайно руки и пальцы, флаги, дудки, речёвки, кричалки, шарфы и прочая атрибутика матча – всё способствовало тому, чтобы отдаться празднику с головой и, наверное, Татьяна так и поступила бы. Если бы ни одно «но» – матч матчем, но первоочередной целью у н

её было совсем иное и она. Достигнув определённого результата, упускать свой шанс не собиралась. А тем временем «шанс» мирно посапывал, развалившись в кресле, накрытый флагом и надвинутой на лицо бейсболкой.

Несколько раз к Татьяне подходили болельщики в цветах, аналогичных одежде Мариуса, произносили восхищённые речи на непонятном Татьяне языке да так и уходили ни с чем.

– Ну что, подруга? – прошла мимо Вероника. – ты дальше как?! Поедем на квартиру?

О чем тут было думать!!!

– Конечно! – отвечала Татьяна, заслужив улыбку ослепительной в свете стадионных прожекторов Вероники.

– Буди Мариуса. Их команда всё едино проиграла. Нужно выдвигаться. Немногим пораньше. Давка, толпа… нам всё это ни к чему… – пояснила она.

А далее имело место пьяное шествие. Принявшая на стадионе сверх нормы парочка, настойчиво охаживающая Веронику, обнимая и в какой – то мере даже опираясь на хрупкую девушку, проковыляла в сторону выхода. Пришедший немного в себя Мариус, обнимающий Татьяну и шепчущий ей на ухо непонятный, но должно быть приятные слова, не особо отличался не только от своих товарищей, но и от массовки вообще.

Покачиваясь, выкрикивая речевки и стараясь не рухнуть при ходьбе, вся пятёрка втиснулась в первое попавшееся такси. Их было пятеро – явно более положенного. Таксист лишь покачал головой, заявил тройной тариф и тронулся.

Пришедшего в себя и мучимого жаждой Мариуса усадили на переднее сидение, вся же остальная братия уместилась сзади. Татьяна присела ровно за Мариусом и прекрасно видела, как на руки одному из болельщиков была усажена Вероника, согнувшаяся едва ли не пополам. От бурной посадки Ланос качнуло, но машина выдержала.

– Поехали! – практически без акцента прокричал Мариус, протягивая смятый листочек с записью адреса водителю.

Машина тронулась, оставляя стадион позади, но движение на заднем сидении не прекратилось. Время от времени отвлекаясь от дороги, водитель бросал свой взор в зеркало заднего вида и не мог не удивляться происходящему за его спиной. И если он в силу своего положения и необходимости вести машину видел не всё, то сидевшая рядом искательница суженого Татьяна лицезрела происходившее во всей красе.

Восседая на руках толи Дирка, толи Йохема – Татьяна так и не разобралась кто какое имя носил – Вероника позволила запустить тому руку к себе под блузку и без тени смущения та принялась мять девичью грудь. Дирк – пускай им будет он, раз уж с запоминанием вышел конфуз – что – то прошептал девушке и та немного замявшись ответила:

– Ну ладно. Давай.

И тут случилось то, чего Татьяна уж ни как не ожидала. Вероника привстала позволяя Дирку не только приспустить свои шорты, но и разрешив оголить до колен и саму себя! Упругий мужской член поблескивая своей головкой, готовый войти в открывшуюся для него возможность. И ни сколько не смущаясь, Вероника изогнулась, ухватила своими тонкими длинными пальцами мужское достоинство и поправив направление того, начала неспешно опускаться.

Опускалась Вероника медленно, затратив на это до минуты времени и по её напряжённому лицо явственно просматривались все этапы проникновения фалоса в невозбуждённую и пока ещё неготовую девушку. Таня её прекрасно понимала и сочувствовала, сама не раз оказываясь в подобной ситуации, продираемая гонимым адреналином и тестостероном органом, желающим во что бы то ни стало побыстрее занять положение внутри.

Вероника сосредоточенно напряглась и головка прошла первый рубеж, уткнувшись в сомкнутые мышцы влагалища. Вверх – вниз, вверх – вниз и сведенные до морщи на переносице брови – прорыв наметился, пошла первая смазка и хватка немного ослабла, вновь вверх – вниз и первые звуки возбуждённого Дирка, чей фалос испытывал на себе все прелести пускай и разъезженной, но пока что неприветливой женской дырочки. Вращение оголённых бёдер в свете пролетающих уличных фонарей и с огромным желанием водителя если не поучаствовать, то хотя бы стать свидетелем происходящего, со звуком сдавливаемой влаги, её ягодицы наконец коснулись его ног, позволяя поглотить влагалищу член целиком.

– Не переживай, подруга, – постанывая обратилась не останавливаясь Вероника к Татьяне, – Дело нормальное. Я с ними катаюсь уже неделю. Попривыкла… – и обхватив подголовник водителя, качнулась ещё сильнее, отдаваясь процессу целиком.

А тем временем её партнёр наконец – то исхитрился задрать ей блузку, оголив небольшие куполообразные груди, увенчанные маленькими острыми темными сосками, местившиеся поверх громадных ореолов, размером с петровских времён пятак.

– Ну давай, давай, дорогой. –шептала Вероника, прыгая на члене Дирка, закрыв глаза и особо не отдавая себе отчёта в том, что занимается сексом сейчас с одним, в то время как её шёпот непосредственно достигает ушей водителя.

– О да! Мой мальчик!! – вскрикнула она. когда партнёр подавшись вперёд наконец нашёл способ прийти в движение и сам. вскрик водителя застал неожиданно и машина вильнула, доставив Дирку дополнительное удовольствие от бокового хода Вероники.

Потеряв дар речи, Татьяна наблюдала за происходящим со стороны. В профиль…Атласная кожа ягодиц, упругие тренированные бедра играли при движении мышечной массой, изгиб талии с плоским животиком, изящная спинка и прекрасная грудь, словно ожившая статуя в ночном свете автострады и фонарей пролетающих мимо машин, двигалась, то выпуская, то скрывая где – то за бедром блестящий фалос болельщика.

Всё внимание было приковано к ним, даже взгляд Мариуса, пребывающего на переднем сидении, вполоборота с блеском в глазах наблюдавшего пляску на заднем сидении.

– Погоди, погоди. не кончай! – сбавила темп Вероника. – Осталось совсем недалеко. Дома

Неизвестно, понял ли сказанное Дирк, но, похоже, смысл уловил, ибо стоило такси подъехатьк подъезду, помог соскочить Веронике со своего достоинства, заправившись и сам. И пока Мариус, пришедший уже в себя после сна на стадионе и с аппетитом поглядывавший то на Тань, то на Веронику, рассчитывался с водителем, сразу за дверцей, стоя на асфальте, натягивала с себя колготки Вероника.

– Идём, подруга! – наконец – то подхватила она под руку Татьяну. – Не ты одна можешь дивить?! Правда??

Татьяне ничего не оставалось. ка согласиться, но в силу своего характера она не могла признать не то чтобы первенства, но и равенства, потому промолчала многозначительно…

– Хочу предупредить тебя, если будешь с Мариусом – он фанат анала! Даже минет и дикий секс его не убедит отказаться от твоей попки. Так что советую смазаться заблаговременно… Может ведь и нежданно овладеть…

– Тихо. Тихо, ребята. –аккуратно отбивалась от Дирка и Йохема Вероника в лифте. Лифт, конечно же, вместил вех пятерых и потому в нем места не осталось совсем, что, впрочем, ни сколько не помешало парням приступить сразу же к делу. Дирк задрал блузу, Йохем сзади, в одно движение. спустил нижнюю часть Вероникиного туалета и уже пара фалосов тыкалась в обнажённую Веронику, всячески стараясь проникнуть во внутрь…

Не отставали Мариус, прижавший Татьяну к стенке и вполне деловито орудовавший рукою у той под юбкой, отведя лямку трусиков в сторону. Татьяна млела, плыла, что – то лепетала и массировала вновь вставший член рукою через шорты.

Лифт взлетел на 9 – й этаж и… и Веронику вынесли на руках, плотно нанизанную сразу на два органа. Когда и как это произошло – Татьяна не заметила, но выходя из лифта, ощутила, как Мариус через одежду прощупывал пальцем её попку.

Всё началось сразу же при входе в квартиру. В коридоре. Лишь только захлопнулась дверь, барышень сразу же поставили на четыре точки, причём Татьяна и сама не могла понять как это случилось. Но стояла она рядом с Вероникой, с задранной кой, со спущенными трусиками, а сзади пристраивались Мариус и Дирк. Против ожидания сразу же анального проникновения, которому Татьяна решительно настроилась оказать сопротивление, Мариус вошёл в неё в причитающемся для того месте. Татьяна вздрогнула от его напора, но будучи уже в какой – то мере возбуждённой, сразу же впустила член в себя. Рядом застонала Вероника, опустившись грудью на ковёр – стонать она умела, что нравилось её партнёрам, а где – то сзади взрывалась отблесками света вспышка фотоаппарата.

– Ну что ж ты, дураха, остановился?! – не унималась раскрасневшаяся Вероника. – Отдери меня как следует!..

Но, увы, процесс близости продолжался долго. Не прошло и десяти минут телесного общения, как Татьяна ощутила внутри себя растущее давление распираемого от прилива крови члена, а спустя несколько секунд бурный поток спермы залил её изнутри. Мариус сделал ещё несколько фрикций, сопровождая ими свои утихающие дострелы, остановился и покинул Татьяну, оставив ту в том же коленно – локтевом положении.

– Погоди, подруга, – усмехнулась рядом Вероника. – У меня Йохем на исходе, через минуту разрядится. Пойдём ванную примем. – и вновь переключилась на грудной стон.

"Что это такое? – бурчала недовольная Татьяна вымывая истекающую из неё сперму. – Не мужики, а дикари какие – то! Кто же так обращается с приличной дамой?! Кто так ухаживает?! Мужчина должен... " – что мужчина должен Таня произнести не успела, потому что в ванную ввалилась раскрасневшаяся Вероника с предложением принять душ совместно. И не дождавшись ответа от остолбеневшей Татьяны, прикрывая рукой промежность, точно так же, как и несколькими минутами ранее делала это Татьяна, истекающая спермой сразу двух жеребцов, втиснулась в ванну.

– Наши кобели сейчас заливаются пивом, так что, думаю, пару часов у нас будет на отдых, – пояснила та. – Если вообще не завалятсяспать.

Но не тут то было! Развесёлая компания с пивом в руках шумно втиснулась в ванную и, хлопая вспышками сразу нескольких фотоаппаратов, принялась что – то бурно обсуждать.

– Просят фотосессию... – пояснила Вероника.

– Что?! – не поняла намыленная Таня, стыдливо прикрываясь рукою, забыв о том, что уже во всей красе давно запечатлена на фото хотя бы в той же прихожей во время ставшего неожиданностью для неё акта.

– Обопрись руками о стену, прогнись в палии, тяни бедро и покажи им попку. – по мере произнесения исполняла Вероника. – Иначе не отстанут.

Не усмотрев ничего в том странного – иностранцы, у них там, говорят, это всё в порядке вещей, Татьяна последовала совету подруги.

Пара попок, поизящней и потяжелее, обратились в сторону парней. Переступая с ноги на ногу в ванной, поигрывая бёдрами, Вероника дразнила наблюдателей и была осыпана вспышками фотоаппаратов. Татьяна, не отличаясь подобным изяществом, пыталась не отставать...

Руки поначалу коснулись ягодиц, потом крепко ухватили и вот уже рука массирует женскую прелесть, проникая средним пальцем вовнутрь. Вероника застонала, Татьяна ощутила прилив крови во всём теле и едва не рухнула в ванную от возбуждения... И она была уже готова отдаться, как вдруг ощутила некое иное проникновение. Оно не было болезненным или неприятным. Просто незнакомым и потому... Обернувшись назад, Татьяна наконец – то поняла суть происходящего – в её доверчивую промежность вдруг возьми, да и войди резиновый фалоиммитатор, при том ещё и достаточно внушительных размеров, а один из парней, улыбаясь и активно работая сразу парой подобных вещей – Вероника продолжала артистически стонать – во всю позировал своим товарищам фотографам.

– Нет! Так не пойдёт!! – возмутилась Таня выдёргивая синтетическую игрушку у себя меж ног. – Забирайте свою... – швырнула она фалос в лицо то ли Дирку, то Йохему, Мариус всё это время снимал происходящее на видео. – Козлы какие – то! – скандал разворачивался. – И ты! – она влепила пощёчину Мариусу, вся в мыле, наконец выбравшись из ванной. – Тоже мне, мужики! Извращенцы озабоченные! – склочный характер наконец – то вырвался наружу и Татьяну понесло.

Незнакомые с возможностями скандалить разъярённых хохлушек, иностранцы, казалось, протрезвели. До этого им всё больше попадались воспитанные, культурные дамы, готовые идти на компромисс и решать проблемы без применения подручных предметов и избыточной ненормативной лексики. С сельской же непосредственностью сталкиваться им довелось впервые.

В боевых действиях применимо всё и, естественно, в ход это самое всё и пошло. Полетело в парней всё содержимое ванной полки – мыло, шампуни, крема, бритвы и принадлежности... А когда почка опустела, но пыл ещё угасать и не собирался, схватив полотенце, Таня поначалу просто выдворила всех парней из ванной, исхлестав без разбора, и не останавливаясь на достигнутом, гнала неприятеля ударами полотенца и крепкими словами, давно перейдя на визг, пока те не заблокировались в одной из комнат...

– А ты что? Тоже мге: "подруга, подруга... " – язвительно бросила Татьяна вместе с полотенцем в ванной в сторону опешившей Вероники. – Да за такое им, – жест в сторону запершихся и хихикающих в комнате фанатов ЕВРО. – Не то что головы поотбивать, а всё... поотрывать надо. – натягивала, даже не смывая остатки мыла, одежду Татьяна. – И не стой так. Истуканом. А лучше выдерни эти... у себя между ног и...

Громко хлопнув дверью Татьяна удалилась, продолжая сыпать гневными проклятиями и в подъезде.

***

И вновь фан – зона на одной из крупнейших площадей мира собрала толпы болельщиков и им сочувствующих. Вновь море оранжевых футболок разбавляли милицейские фуражки, пёстрые одеяния сочувствующих девушек и зелёная форма волонтёров.

– Привет, подруга! – одёрнула Татьяну весть куда взявшаяся Вероника. – Наконец – то я тебя нашла. Ты где пропадала?!

Татьяне не хотелось отвечать. День выдался непродуктивным, "улов" нулевым, а воспоминания о том вечере неприятными – но она всё же сдержалась, что – то буркнула нейтральное в ответ.

– Эх! Задала же ты пацанам жару! – смеялась Вероника, с высоты своего роста взирая на Татьяну. – Парни даже опешили, что это часть ролевой игры или что – то вроде ритуальной нахлобучки перед сексом, принятой в этих краях, и потом удивлялись, куда же ты подевалась, но когда я пояснила, что это не что иное, как особенности местного темперамента разгневанной женщины, все уши мне отсидели, чтобы я тебя вызвонила... Хотели все втроём. Местный колорит и тому подобное... Чтобы потом было что вспомнить, рассказать да показать...
Татьяна промолчала.

– В какой – то мере ты меня подставила. – улыбнулась Вероника. – Парни так разгорячились, что до утра с Меня не слазили. Испахали всю вдоль и поперёк, боялась, что к утру меня уже и не хвати т. А твой Мариус разве что не порвал мне анус, так что до сих пор сидеть больно... – всё так же улыбалась Вероника, рассказывая о таких подробностях. – Зато заработала я как за три ночи с ними... Всё оплатили, и твою долю тоже – вот, держи, – и Вероника протянула сложенную бумажку евровалюты. – Зря ты ушла, озолотились бы...

Татьяна опешила от услышанного:

– Я не продажная женщина! – зашипела она, забирая деньги. – Я...

– Да?! – искренне удивилась Вероника. – А я было подумала... Извини...

Татьяна с возмущением смотрела в сторону.

– Да ладно тебе, подруга. – попыталась исправить ситуацию Вероника. – Ну раз так, то я пойду. У тебя же всё хорошо?!

– Давай. – буркнула Татьяна и добавила, спустя несколько секунд, когда Вероника уже успела сделать пару шагов. – Говоришь, заинтересовала местная специфика их?!

– Да. – обернулась "подруга". – Приглашали.... Пошли. Мариус будет рад....

– Хорошо. – согласилась Татьяна несколько агрессивно, направившись в след за Вероникой, и добавила уже про себя: "Я им покажу местную специфику. Они у меня увезут впечатления. Полные штаны впечатлений! Извращенцы европейские... "

Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Ангелина

Анжела

Аманда

Анжела

Кристина