Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

Сие есть заказ одной довольно известной дам
называющей себя черной ведьмой.
В сюжете много спорного, на мой взгляд,
но эта экстравагантная «тётя» утверждает,
что данный случай из её магической практики совершенно реален.
Что ж, у МНУ и не такие были редактора,
мать их за переднюю ногу... А и ладно. Пишу.

Новая мануальная массажистка Олеся Павловна казалась какой-то странной. Не то, что бы у неё, как говорится «рвало башню», — она была мила, вполне адекватна, следила за собой, приятно общалась, да и вообще, была довольно симпатична, но было что-то неуловимо — необъяснимое в её улыбке и слегка высокомерном выражении лица.

С ней мало кто общался не по работе, — добротно «спитый» коллектив коммерческой клиники, можно сказать, — серпентарий, насквозь пропитанный интригами и лицемерием, всегда достаточно настороженно относился ко всем новичкам.

А к ней особенно, тем более, что устроил её на «теплое место» сам генеральный директор, — личность неординарная и грозная, а поэтому наводящая страх на подчиненных. Сразу поползли невнятные слухи, мол, осторожнее с ней, она его любовница и осведомительница.

Кто знает эту соску? Вдруг ляпнешь, что — нибудь, а она после акта расскажет своему благодетелю... Не. Не надо. Пошла она. Скотина.

Но медсестра Машенька, «обитавшая» по-соседству, была лишена предрассудков и сразу установила теплый контакт с новенькой. Ну, а что враждовать то? Кабинеты рядом, работы не особо много, они почти ровесницы, разве Олеся чуть старше, обе не замужем, любят современную музыку и моду.

А то, что другие сторонятся новенькой и покусывают «за глаза», — мелкое дело. Не мешает девичьей дружбе.

И вскоре они частенько засиживались за чайком, болтая обо всём на свете, словно давние подружки, знающие друг друга не один год.

Как — то раз в пятницу, допивая вкусное домашнее винцо, принесенное благодарным пациентом, ожидаемо зашел разговор о личной жизни. Ну, а как без этого? Молодые симпатичные девушки, вино, вечер. Сие было неизбежно. Как очередной срок Путина.

— А у тебя сейчас есть кто-нибудь? — поинтересовалась Олеся.

— Нет. Летом рассталась с последним. Мне вообще не везет с личными отношениями, поэтому и разочаровалась в парнях. То козел, то идиот, то кобель попадаются. Все мои подруги уже развелись, а я даже замужем не была. Порой пообниматься не с кем, хоть и не уродина...

— Разочаровалась? Это поправимо. Я могла бы тебе помочь и познакомить кое с кем. — как-то нездорово возбужденно заблестела глазами Олеся.

— А кто он такой? У нас работает? Кем? Женат? Сколько ему лет? — оживилась собеседница.

— Нет, не женат. Но сейчас свободен. Он тактичен, хорошо выглядит и великолепный любовник. Ему несколько сотен тысяч лет.

Маша удивленно отшатнулась. Не понять, то ли это прикол, то ли она серьезно.

— Это как?!!!

— Ты слышала про сексуальные отношения с высшими существами? И вообще, как ты относишься к эзотерике?

— Передача вроде была про это. Да ну, не верю. Чушь какая! Хренота и маета. Ересь, одним словом! — отмахнулась Маша, допивая бокал.

— Зря не веришь. С начала времён женщины наслаждались встречами с духами. Бесплотный любовник не заразит венерической инфекцией, не изменит, не напьется, и не будет нести о тебе другим ерунды, как делают некоторые парни, а самое главное дух способен любить и с ним можно построить долгосрочные доверительные отношения.

— Ты разыгрываешь меня? Он замуж возьмет? А у этого духа орган половой есть? Ведь он бесплотен. Ха-ха-ха... — развеселилась Мария.

— Не сомневайся. И тело, и половой орган, что надо и с выносливостью всё в порядке, хоть и замуж брать не будет. Хочешь попробовать мужчину из тонкого мира? Я чёрная потомственная практикующая ведьма и знаю, как это сделать! Я вижу невидимое, ворожу, делаю отворот-приворот, снимаю сглаз, порчу и другие вещи. Нас таких много и мы объединены в ковен. У нас есть форум, где мы общаемся. Могу дать ссылку.

Ого! Вот это новости.

— Черная ведьма? Да, ладно. Врешь!!! И где же свидание будет происходить? Сама будешь присутствовать, как наставница? Не?

— У тебя дома. Я приглашу его к тебе. Ты будешь спать, вроде как в отключке, но всё чувствовать. Меня не будет, подглядывать за вами желания нет. Понравитесь друг другу, — будете встречаться. Не понравитесь, — разбежитесь.

— Ха-ха-ха! Ты одна из тех, что насмотрелись шляпных шоу вроде «Битвы экстрасенсов»? Неправда, это. Не верю ни в ведьм, ни в привороты, ни в тонкий мир! Ни в бесплотные половые органы. А кто верят, больные люди. — не выдержала скептически настроенная ко всему сверхъестественному Маша и ещё долго ехидно острила на эту тему.

А Олеся терпеливо слушала, обидчиво поджимая губки.

— Зря ты смеешься. Тонкий мир существует. Я докажу это тебе. Клянусь. — сухо подытожила разговор мануальная массажистка...

... Домой Мария пришла в приподнятом настроении. Ещё бы! Наслушаться такого от коллеги. Ненормальная всё-таки эта Олеся, — ворожит, картинки видит, гадает, вызывает духов, сидит на форумах ведьм.

Ещё и доказывает, что это есть на самом деле. И обиделась, видимо. Долбанутая, раз видения у неё, — надо осторожнее общаться. Ладно. Спать пора.

Уже в полудреме вспомнились слова странной подруги:

— Зря ты смеешься. Тонкий мир существует. Я докажу это тебе...

... Свет полной луны мягко осветил постель и лежащую на животе Машу. Осветил мягко, ненавязчиво, словно боясь чего то.

И в нем, в этом неярком свете, возник темный расплывчатый силуэт мужской фигуры. Можно принять эту фигуру за тень от занавески, если бы не медленное движение.

Силуэт приблизился к кровати, постоял, стащил одеяло со спящей на пол и навис темным полупрозрачным облаком над обнажённым девичьим телом.

Маша сквозь сон почувствовала, как грузное тело вдавило её в кровать. Как руки сжали её грудь. Как в ягодицы уперлось что-то твердое. Всё происходило в каком то полудрёме. То ли сон, то ли не сон, кто знает? Но сознание успокаивало, — ты у себя дома. Одна. Чего бояться?

Сами прикосновения были приятны и они не были поспешны, нет! Руки знали куда касаться, как касаться и когда касаться. Потом что-то твердое стало тереться между ягодиц. Ммм... приятно. Поясница сама собой выгнулась, подставив уже замокревшую щелку.

Охнула, когда это проникло по назначению. Стало очень приятно и возникла стойкая симпатия к тому, тот кто был сверху. Она даже попробовала сказать что-то хорошее ему, так старающемуся, но губы почему то не слушались. Да и тело было ватное, словно чужое, попробовала подмахнуть, — не получилось. Однако движение во влагалище были самые настоящие. Кто это? Может её друг, с кем она рассталась, пришел? Но как он войдет в закрытую квартиру? Наверное, это всё-таки сон.

Однако руки у этого «сна» были вполне осязаемы и неслабы. В какой-то момент они подняли тело, поставив девушку «раком» и процесс соития продолжился. Маша в странном забытьи попыталась повернуть голову и посмотреть на любовника. Не получилось.

— Не смотри на меня. — раздался приятный бас.

Страха совершенно не было. Девушка закрыла глаза и позволила неизвестному любовнику делать всё, что вздумается. Ну, а что? Это же сон, хоть и очень реалистичный.

А таинственный партнер всё-таки не до конца доверял Маше и когда перевернул девушку на спину, в классическую позу, то положил ладонь ей на глаза. Ладонь была вполне человеческая, хоть и немного прохладная.

Маша коснулась её губами. Потом языком. Облизала. Незнакомцу явно понравилось, он ускорил движение.

Внезапно стали слушаться тело, удалось обнять любовника, — нормальная кожа разве, что через-чур мускулистая спина.

Оргазмов Маша получила несколько. Порой сознание меркло и казалось, что она летит держась за руки с каким то смуглым красавцем куда — то в небо. Руки были узнаваемы — именно они закрывали глаза Марии.

А какой был кунилингус в исполнении этого брюнета!!!

Такого Маша ещё не испытывала. Язык толстой змеёй проникал в самые затаенные закоулки и доставлял такое наслаждение, что девушка просто сходила с ума, и продолжалось сие пока на темном небе не вспыхнуло зарево рассвета, — тень моментально прекратила ласки и уползла в сторону окна...

... Утром, когда невыспавшаяся девушка едва уселась на рабочее место, к ней подлетела возбужденная Олеся.

— Как тебе спалось? — спросила она, блестя глазами.

Как спалось. Гм... Какая трогательная и подозрительная забота!

— Нормально.

Олеся недоверчиво хмыкнула.

— Да ладно! А у меня есть сведения, что тебя всю ночь натягивали. — неугомонная коллега расплылась в «сахарной лыбе» показательно качнув тазом, имитируя половой акт.

Вот это поворот! Откуда она узнала про сон? Может по лицу догадалась? Опухло же, поди. Пришлось увиливать.

— Никто меня не натягивал. Я одна была. Но мужик какой-то снился, вроде.

— Это не мужик! Это тот, в кого ты не веришь. Его зовут Асмодей, он занимает очень высокое положение в иерархии. Я его попросила прийти и заняться с тобой сексом, чтобы доказать существование тонкого мира. И самое главное, у нас общий любовник и ты теперь в его гареме, как и я. Правда, он классный?!!!

— Что за чушь... Какой к ебеням гарем? Олеся, пожалуйста, не грузи меня своей потусторонней лажей... Мне вчера хватило, да и работать надо. — попросила медсестра, вставая.

— Это не чушь и не лажа! Тебя действительно имел сегодня ночью дух, — высшее существо, и ему много сотен тысяч лет. Я вызвала его специальным обрядом!!!

— Ха-ха-ха! — скептический смех сам прорвался, словно тугой мешок с зерном по которому от души полоснули ножом.

— Не веришь? Хорошо. Не хотела я этого говорить... Мне Асмодей поведал, что ты всегда спишь без нижнего белья, часто забавляешься искусственным членом, который ты прячешь под кроватью, любишь коленнолоктевую позу и мечтаешь переспать с несколькими качками!!! Ещё фактов? Без проблем!!! Когда ты летала в Анталию с мамой и племянником, то удовлетворила хозяина магазина.

Ого! Мысли смешались в кучу. Откуда это известно? Ну, хорошо, про позу может рассказать какой — нибудь парень, например её бывший, но как может быть известно про всегда надежно спрятанный резиновый член под кроватью, который одинокая девушка с большими предосторожностями купила на Алиэкспресс?!!!

А про тщательно скрываемое желание о близости с качками вообще никому не известно! Однако самое странное про хозяина магазина. Это был самый большой секрет:

В турецком магазине, куда они зашли, непоседливый пятилетний племянник играя, случайно толкнул скульптуру ангела с национальным флагом в руке, и оная грохнулась на пол, расколотившись до мелкой крошки.

На грохот выскочил усатый хозяин магазина, став истерично вопить про полицию и про оскорбление флага. Пришлось увести его в угол и построить глазки, уговаривая умять конфликт без привлечения властей. С помощью денежных вливаний в турецкую экономику, которую представляет данный шикарный магазин.

Усач не возражал. Он радостно затряс своей башкой, выражая всем свои видом готовность к компромиссу.

В завершающей стадии переговоров данный наглец потребовал, мол, чтобы не вызывать полисменов, — либо 300 долларов, либо «Наташа», оставляет ребенка здесь, идет в подсобку и «компенсирует» разбитую вещь собой. Вот же скотобас!

Пришлось выбрать последнее, оставив племянника на пару минут одного... расставить в подсобке ноги пошире и упереться руками в упаковку минеральной воды.

Но об этом точно никто не мог знать, кроме этого турецкого мудака! НИКТО!!!

— Как?!!! — изумленно выдавила из себя Маша, плюхаясь на стул. Больше слов не нашлось.

— Я говорила тебе, что я потомственная ведьма и многое знаю, а ты не верила! Ржала, как кобыла, вот и пришлось устроить представление. Тебе впору гордиться тем, что делила ложе с существом высшего порядка, а не с каким-нибудь вонючим козлом из болота или леса. А ведь я могла и таких пригласить.

Дальше был поток нравоучений, сводящихся к тому, что надо уважать верования других, потом краткий экскурс по религии, эзотерике и демонологии. А в конце Олеся подмигнула и задала не совсем корректный вопросец:

— Скажи честно, тебе самой понравилось то, что делал с тобой Асмодей?

Маша слегка покраснела и отвернулась.

— Необычно было. Ощущения не как с мужиком. Ярче, что-ли.

— Повторить хочешь? Асмодею ты понравилась. Можешь остаться в его гареме, а можешь стать свободной «mоеchа cunnis» и сама выбирать партнеров. Духи лучше мужиков, не пьют, не курят, не заразят какой-нибудь венерической дрянью. Соитие с ними почти всегда происходит в сонном параличе. И никто про это не узнает, не назовет шлюхой, у которой под кроватью дилдо. Так что ты выбираешь, — всё забыть, быть с одним или веселиться со всеми?

— Пока не знаю. Я не уверена, что это не был простой эротический сон. А это опасно, со всеми-то?

— Если соблюдать все правила и ритуалы, то ничего с тобой кроме оргазмов не случится. Просто ты будешь принадлежать не одному, а всем. И поверь, там есть очень интересные персонажи живущие с начала сотворения мира и знакомые с историческими личностями. Звучит дико, но это так. Например, ты можешь вступить в связь с духом посещавшим Клеопатру или Екатерину Вторую. Но одному принадлежать тяжело, духи зачастую очень ревнивы. Они могут даже забрать на тот свет парня из реальной жизни, если ты влюбишься. А в «девках» сидеть просто, — даю, кому хочу без обязательств. Никто тебя ревновать и преследовать не будет, будут только употреблять во сне по обоюдному согласию и брать немного жизненной силы. Для этого древнейший ритуал жриц «mоеchа cunnis» и делается. Во Франции, например, официально существуют клубы, где знаменитые женщины со всего света занимаются безобидным интимом с представителями тонкого мира. Мадонна или Бьонсе, к примеру...

— Гм... А если я захочу прекратить это отношения?

— Да, легко! Существует противоположный ритуал, достаточно простой. Ну?

— Не знаю. Надо подумать. А ты сама вступаешь в связь с другими духами?

— Ни в коем случае! Я верная и моногамная дама, а не распутная девка, к тому же я жрица его культа. Мой господин это ценит и помогает, хоть сам полигамен. Мужчина, — что поделать, я его понимаю и сама не изменяю. Даже с земными парнями... Тебе твои будущие духи-любовники, тоже могут устраивать карьеру и приносить нужную информацию. Просто у меня один, а у тебя их будет много. Их можно тоже попросить об услуге, даже при формате встреч, — «встретились, трахнулись, разбежались». Может, через пол-года ты займешь должность старшей медицинской сестры, кто знает? К тому же будешь отличаться от большинства людей небольшими экстрасенсорными способностями. Я пришлю тебе ссылки на почту, для информации. Даю слово, — проведем ритуал посвящения «mоеchа cunnis» и ты забудешь про свой фаллоимитатор. Он тебе больше не понадобится...

Ритуал

..Нельзя, что Маша согласилась сразу, положительному решению предшествовали несколько дней раздумий и изучения специализированных сайтов. А окончательное решение было принято, когда Олеся погрузившись в состояние оцепенения, поразительно точно описала прошлую жизнь Маши и факты, кои никто не мог знать, пообещав приобретение подобных возможностей, через год-два практики...

... Мрак небольшой полутемной комнаты наполнял свет от множества свечей, густо уставленных по углам. На небольшом столике дымили какие-то благовония в чашке, они чадили и потрескивали, пропивая воздух удушливо-приторным ароматом.

В центре нарисована пентаграмма, а в её центре сидела голая Маша. На коленях.

— А как переводится «mоеchа cunnis»? — спросила она, старательно выговаривая незнакомые слова. Явно латинские.

Олеся, облачённая в длинный черный балахон и расставляющая на столе какие-то бутылочки с баночками, сурово сдвинула брови.

— В момент ритуала сиди молча! Если приспичило спросить, называй меня жрицей Оникс. И только на «ВЫ». Скоро у тебя тоже будет новое имя.

Маша удивилась строгости коллеги, но замолчала. Вообще, опять немного смешно: Пришли домой к этой Олесе. Попили вино, потом прошли в эту диковатую комнату, словно из фильма о магии. Потом коллегу словно подменили.

Она стала злой и властной. Сказала, надо раздеться. Даже не сказала, — рявкнула. Даже больно ухватила за волосы и назвала «сучкой», когда Маша неточно села в центр пентаграммы.

А когда стала бормотать какие-то заклинания, то затряслась, словно в припадке эпилепсии. Затем, словно дикая кошка прыгнула к уже изумлённой Машуньке. Уколола её палец и набрала в пробирку крови, словно для анализа и опять метнулась к столику

— У тебя есть магическое имя. Духи мне сказали его. Отныне ты — девка Меретрикс! — пафосно произнесла она, после странных манипуляций с кровью и пробиркой, — что-то подожгла, добавила серый порошок, взболтала, выплеснула всё это в серебряный кубок и протянула его:

— Пей Меретрикс!!! Пей немедленно!!!

Маша взяла в руки кубок и уже ничего не понимая — выпила эту дурно пахнущую жидкость.

Затошнило сразу. Пришлось героическими усилиями сдерживать рвотные позывы.

— Что это, жрица Оникс? — не блевануть удалось чудом.

— Там многое. Но если я поведаю это, всё содержимое твоего желудка будет на ковре. Скажу лишь, что там есть сперма козла, беладонна и немного праха. Тебе повезло Меретрикс. Скажи спасибо, что самой не пришлось высасывать сперму, как раньше делали.

— Меретрикс... Красиво. А это значит, жрица Оникс? Это латынь? Да?

— Латынь. Тварь, шалава, шлюшка, профурсетка, потаскушка. В тонком мире тебя и твои дела оценили и наградили таким прозвищем. Это не оскорбление, это твоя сущность и предназначение. Так мне сказали темные. Прими сакральное имя, как должное. Изменить уже ничего нельзя. Принимаешь?

— Да. Принимаю.

— Теперь заткнись, девка Меретрикс, мне нужно закончить ритуал. А если пискнешь хоть слово, надаю тебе пощёчин!

Опять склонилась над столиком и принялась за непонятные манипуляции с порошками, небольшими косточками и травами.

Внезапно дернулась и закатила глаза. Лицо исказилось в кривой гримасе, а на губах выступила слюна. Сидела так несколько минут. Потом встала и подошла к Марии.

— Думала обойтись без этого. Но духи сказали, что секс обязательное условие посвящения. Ты знаешь, что делать Меретрикс... — жрица Оникс распахнула свой балахон, светанув подбритым черным треугольником волос на лобке и поставила ногу на столик, открыв пальцами влагалище.

— Но... но... но... я не занимаюсь оральным сексом с женщиной. Только с мужиками. Я не лесбиянка... — брезгливо отшатнулась Маша.

— Я тоже не в восторге. Но надо, раз сказали. Будь на моем месте мужик, ты бы была обязана отсосать у него. Без оргазма ритуал будет не окончен, а меня и тебя накажут. Давай, это необходимо!!!

Маша зажмурилась, придвинулась и поцеловала влагалище. Но ничего страшного не случилось. Наоборот, половые губы были не такими уж противными и оказались неожиданно нежными.

Вспомнилось, как парень, с которым она рассталась этим летом, мастерски делал кунилингус. Он сначала нежно целовал промежность Маши, потом принимался лизать губы, а после сосал клитор.

Пришлось применить сии знания и надо сказать достаточно успешно, — жрица задышала и стала постанывать. Особенно шумно задышала после сосания клитора.

— Ооо... да... вот так... не останавливайся Меретриксааа, я кончаююю... — крик разорвал сонное пространство небольшой полутемной комнаты...

Прощаясь, Олеся поцеловала подругу в щеку.

— Теперь ты полноценная ведьмочка-шлюшка, моя сладенькая. С этого момента твоя жизнь изменится. Скоро «женихи» к тебе будут в очередь выстраиваться...

... Ночью Маше приснилось, что она стоит голой на коленях перед высоким брюнетом, сидящим за столом, на котором лежал большой рыцарский шлем. Что-то подсказывало, — этот брюнет тот самый, кто приходил тогда в лунном свете.

— Ты отвергла меня. С этого момента ты рабыня для слуг. Еt еrit sеrvо dе sеrvis suis. Еx hоc Еiеctаm vоcаvеrunt tе. — грознопрогремелбас.

Вдруг, раааз! Медсестра очутилась прикованной за кисти и щиколотки в каком-то чане, отдаленно напоминающем большую ванну, вокруг которой стояла толпа монстров, страшных до невозможности — у одного было кабанье рыло с клыками, у другого ветвистые рога, у третьего огромная пасть и один глаз, четвертый вообще напоминал дракона, пятый походил на гигантского осьминога.

Все они гоготали, кричали, улюлюкали и, о ужас, мастурбировали страшными дланями свои концы направленные на объятую ужасом Машу. Что это? Кто это?

— Уууррр... уррр... ууррр... надрывно завывал какой-то козлоногий над ухом, яростно надрачивая свой обрубок и вдруг... Бац!

Из сучковатого обрубка выплеснулась белая жидкость и попала на грудь. Маше показалось, что к ней приложили сосульку, настолько адски холодна была эта субстанция. Она истошно заорала, а ответом был гомерический хохот этих чудовищ, вперемешку с какими-то громкими заклинаниями.

А затем, словно по команде все эти мерзкие твари стали извергать из себя нестерпимо ледяную сперму, поганые, пахнущие разложившейся дохлятиной струи, плюхалась на тело истерично визжащей Маши вызывая нестерпимую боль и муки.

Этой жидкости было всё больше и больше и казалось, тело разрывается на мелкие кусочки, словно на него капали раскалённую магму, а когда пришлось поднять голову, чтобы не захлебнуться, лапа с когтями прижала голову к дну чана. Маша инстинктивно дёрнулась, сделала несколько глотков и потеряла сознание...

... — Понимаешь Олеся, мне никогда не было так страшно и больно! Никогда. Эти дикие чудища рычали и кусались, а потом утопили меня в эякуляте. А когда я проснулась, всё тело было покрыто красными пятнами, словно это было на самом деле... — со слезами на глазах всхлипывала Маша, поймав подругу у входа в клинику.

— Подожди. Давай до моего кабинета дойдем. Я войду в транс и спрошу, что было.

Дошли. Закрыли дверь. Сели. Минуту жрица сидела неподвижно. Потом дернулась и закатила глаза. Маша обратила внимание, что у неё на лбу выступили капельки пота.

— Уф. Не ожидала такого. Первый раз с таким встречаюсь. — выдохнула она откинувшись на спинку кресла, а после непродолжительного молчания добавила;

— Ты сама выбрала путь свободной любви в мире духов пройдя обряд «mоеchа cunnis», что переводится «доступная дырка». Оказывается, Асмодей хотел тебя в гарем. А ты предпочла «давать» всем желающим. Это всё равно, если ты отказываешь султану в свадьбе, чтобы отдаваться его конюхам. Поступок нелогичный, но вполне соответствующий твоему статусу «гулящей девки». Я просто не ожидала, что он так обидится.

— И что теперь мне дальше делать?

— Понимаешь, мир духов похож на наш. Там тоже есть своя иерархия. В общем, чтобы было понятно, проведу параллели с нашим верхним мире. Начав встречаться с мужчиной, — ты разместила анкету на сайте знакомств, выложив на главную страницу своё фото без одежды, снабдив фривольным комментарием про готовность удовлетворять всех желающих. Твоему мужчине рассказали про это. Он пришел в бешенство. Иными словами князь тьмы Асмодей разозлился и приказал своим подручным «опустить» бывшую «возлюбленную», поставив печать отвержения и запретив «коллегам» общаться с тобой. Какой серьезный дух потом будет строить постоянные отношения с «опущенной» шлюхой? Вряд ли брезгливые инкубы будут общаться, после того, как тебя утопили в сперме низшие. К тому же он высокопоставленный князь, ему повинуются и боятся. Зато теперь иных желающих поразвлечься с тобой хоть отбавляй. Правда, они рангом пониже остальных и выглядят непривычно. В общем, теперь твой удел — сексуально обслуживать низовые формы, — разных чертей, бесов, водяных, дворовых, банников, овинников... Так мне сказали. Но для этих ты лакомый кусочек. Обычно они довольствуются козами, овечками, коровами или ещё какими животными, реже старыми деревенскими ведьмами, а тут молодая девушка, с отличной фигурой и сочной энергетикой. Ты будешь популярной. К тебе будут в очередь выстраиваться.

— Это те, которых я видела? Но они очень страшные. Не хочу! Не надо!

— Ничего. Привыкнуть можно, хоть интим с ними приравнивается к зоофилии. Не будешь заниматься с ними сексом, будешь болеть. Да! Чуть не забыла. Эти ребята простые и бесцеремонные, могут запросто изнасиловать. Они видят, кто перед ними и любезничать не будут. Поэтому всегда носи этот амулет. Если что, касайся его указательными пальцами. — одела она на шею медсестры цепочку с камнем...

Водяной

... Проплыло пару месяцев. В жизни медсестры Марии особо ничего не изменилась, если не считать усиленного изучения оккультного ремесла с помощью Олеси и внезапного появления обостренной интуиции.

Иногда она знала, что скажет собеседник и как надо поступить, словно кто-то ей подсказывал. Это здорово помогало в работе и в жизни.

— Понимаешь Олеська, старшая медсестра Гусева говорит, что спазмолитик надо колоть пациенту, а я говорю, — нет! Не надо. Он умереть может. Пациент, в смысле. Скандал был. Гусева орёт, — «ты кто такая, сопля паршивая, чтобы указывать, я двадцадь лет в медицине». Пшла на орган тела! А потом выяснилось, что пациенту нельзя такие препараты колоть по диагнозу. Мне премию дали. А потом мне показалось, что у нашего водителя Василия лопнет колесо. Я предупредила, Васька посмотрел и оказалось на колесе грыжа! Круто? Да?

— А хочешь видеть больше? — улыбнулась массажистка.

— Конечно! Хочу, как ты.

— Как я пока не получится. Мы на разных уровнях. Однако можно немного расширить твоё сознание. Но ты должна кое что сделать самостоятельно. Понимаешь, дача у нашей семьи на озере. Мой папаня нажрался спиртного и случайно утопил лодку. Найти долго не могли, пока я не обратилась к местному водяному духу. Он помог, мы подняли всё, но водяной попросил странную награду, — молодую девушку. Он давно там живет и постоянно нам помогает. Не старый. Его надо отблагодарить. Выручи, пожалуйста. Можно я его к тебе сегодня приглашу? Расскажу, что надо сделать. А?...

... Маша вышла из душа и от щиколоток до шеи натерлась мазью, которую ей дала Олеся. Мазь имела странный дурманящий травяной душок. Игриво прошлась по комнате. Залезла в шкаф и вытащила черные туфельки на каблуке и чулки на поясе.

Интересно, а водяным нравятся такие туфельки и такое бельё? Может одеть их?..., пронеслась мысль.

Зажгла свечи, расставила их по углам комнаты. Выключила свет и уселась перед зеркалом, расположенным так, что в нём отражалась кровать. Уколола пальчик. Выступившую капельку крови намазала на мед и всё размешала в бокале пива.

Карандашом написала на чистом листе А4 печатными буквами, — «ВОДЯНОЙ ОТ ЖРИЦЫ ОНИКС». Смяла лист. Сожгла на свечке, приговаривая три раза:

— Призываю тебя водяной от жрицы Оникс, прийти и получить обещанную награду за подъем лодки, — тело девки Меретрикс.

Затем проговорила нескол

ько тщательно выученных латинских заклинаний, встала, добралась до кровати, улеглась на живот, натянула на глаза мягкую заслонку, точно такую, какую дают в самолетах и уснула...

... — Ты отымела водяного прямо в туфлях и чулках? Я такого ещё не слышала. Ну, ты выдумщица! — заразительно хохотала Олеся на следующий день.

— Да! Сплю, чувствую сквозь сон, — наваливается что-то тяжелое и скользкое. Тиной несёт и рыбой. Они же сзади норовят всегда проникнуть. Тычется мне в ягодицы, а попасть никак не может. Сопит, злится, даже укусить меня пытается. А я ж обездвижена, онемело всё, помочь ему не могу. Почти сплю. Сонный паралич. Ноги даже раздвинуть нет мочи. Агрегат у него, как собачья кость. Больно тыкался. Потом всё-таки пристроился. Мне неудобно, кривой он, холодный какой-то, долго кончить не могла. А сам водяной вонючий и огромный, как собака. И кожа вроде шерсть, а вроде чешуя. Но пахнет жутко тиной и мокрый весь, аж капает с него. Потом, чтобы закончить всё, сделала, как ты учила, — сосредоточилась, досчитала до десяти, коснулась языком нёба и мысленно попросила взять в рот. И чуть не пожалела, он мне едва горло не порвал. Странный у него половой орган, длинный, у основания утолщение, потом сужается, а заканчивается набалдашником. Сперма холодная, как лёд. Аж, глотку обожгла. И прикинь, уходить не хотел. Начал рычать и тащить меня на своё дно через зеркало. Пришлось коснуться твоего амулета обеими указательными пальцами, как ты учила. Сразу свалил, как ошпаренный. — весело делилась впечатлениями распутная ведьмочка в белом халате.

— Ты молодец! Честно не ожидала такого. Ты стала низшим своей и совсем не боишься этого. Видишь, солнышко, не так трудно оказалось, если делать всё правильно. С глаз повязку не снимай, они не любят, чтобы их видели. И самое главное, — обязательно прогоняй «нежить», когда они сделают своё дело, иначе могут быть большие неприятности. Думаю, что скоро приведу к тебе ещё «женишков», если так легко справилась с опасным водяным духом.

— А кто они? — полюпопытствовала Маша, окрыленная похвалой.

— Не спеши потусторонняя Казанова в юбке. Скажу одно, они участвуют в наших ритуалах и тоже ждут награды.

— Олеська! Ты прям, как моя сутенёрша. Ха-ха-ха...

— Тоже скажешь. Хотя, похоже. Но все стороны довольны, — и ты, и я и духи...

Банник

Когда внезапно отключают воду в доме это всегда неприятно. Ни помыться, ни постирать, ни приготовить еду, — бытовая жизнь превращается в сплошное неудобство. Так в один из весенних дней случилось в доме Маши. Открытый кран проворчал, что-то неразбочивое и затих, не выдав ни капли.

— У нас авария. Сроков устранения не знаю. Может быть день, а может неделю. — сухо ответил представитель управляющей компании, куда девушка позвонила по телефону.

Так всегда, дерут, скоты, дикие деньги за ЖКУ, ничего не делают и не знают!

Что делать? Выход один, идти в баню. Благо она недалече.

Районная баня была обычной, не большой и не маленькой, как водится с двумя отделениями.

Женская часть была почти пуста, если не считать бабки и девушки, которые впрочем, уже уходили. Неудивительно, поздновато всё — таки для помывок. Все-таки вечер, десять часов.

Разделась, спрятала вещи в шкафчик, пошла в душ и долго стояла под приятным теплым ливнем.

Дошла до двери парной. Заглянула. Удивительно, но там стоял плотный жар. Видно топить ещё продолжали, к тому же на полках лежал новенький веник.

Ага! Надо использовать сию возможность и Маша забравшись повыше, похлестала себя мокрым березовым веником, который и бросила на пол.

Вышла вся распаренная и довольная, словно сегодня зарплата.

И вдруг, бац! Кто-то звонко шлепнул её по ягодице. Обернулась. Никого. Шлепок повторился, и пока она разворачивалась — получила шлепок по груди.

Раньше бы она сильно испугалась бы, но не сейчас, когда она посвящена в оккультные тайны. Сразу пришла мысль про банника. Олеся рассказывала, что такой есть в каждой бане и он может домогаться. Точно! Он шалит. А, что если попробовать и эксперимент провести, установить контакт, так сказать.

— Ты чего пристаешь банник? Если я тебе понравилась, приходи сегодня ночью. Получишь меня, я не против. — громко объявила Маша, поднимая груди руками и развратно покачивая бедрами.

Ответом была звонкая тишина, нарушаемая падением капель из незакрытого крана...

... Вечером она в точности повторила ритуал, как тогда, с водяным, одев те же туфли и чулки на поясе, рассчитывая на жаркую ночку. Что сейчас будет? Какой этот банник?

Глубокой ночью её сковал сонный паралич, выдернув из сновидений. Это значит, что гость прибыл.

Однако вместо ожидаемых ласк Маша почувствовала сильную боль во влагалище, словно туда запихали сухое полено с сучками и оставили там. Об оргазме не могло быть и речи, всё было до того неприятно, что девушка мучилась до рассвета. Полено то вынимали, то опять запихивали и так много раз, вдобавок сильно дергали за волосы. Кричать не получалось, а амулет... амулет девушка забыла на тумбочке...

... — Это была банница. Особь женского рода. Ты же пошла в женское отделение, в её место жительства. Она увидела в тебе соперницу и приревновала к баннику, он в мужском отделении живёт. Пришла, оттаскала тебя за волосы и изнасиловала веником, который ты пнула, оскорбив место. Могло быть хуже. Почему ты не одела амулет? — выйдя из транса, спросила Олеся.

— Забыла...

— Советую тебе самостоятельно не искать приключений, чтобы избежать неприятностей. А если ты голодна, моя распутная и глупая порнозвёздочка, просто подойди и скажи. Я вмиг устрою тебе шикарный секс.

— Я просто хотела попробовать... — Маша виновато потупилась.

— Неудачная проба с возможными негативными последствиями. Эта банница злая и очень скандальная. Толстая такая, с животом и спутанными зелёными волосами, я видела её. Ругается. Говорит, что в следующий раз оторвёт тебе сиськи. Не связывайся ни с кем больше, потерпи до 1 мая, тогда уж пополнишь свой список любовных побед, а заодно расширишь сознание.

— А что будет 1 мая?

— Шабаш будет. И ты должна обязательно в нём участвовать.

— Мы вместе поедем?

— Смешно пошутила, внушает... Но никуда мы не поедем. Шабаш может быть виден только посвященным и может быть где угодно. В этот раз это будет происходить в давно заброшенном доме в Сибири, где когда-то было массовое убийство, там энергетика подходящая. Отправишься туда под гипнозом, как и остальные. Реальных тел не будет. Я — дипломированный гипнолог, к сведению. Непосвященный, даже если и забредёт в этот дом, то ничего не увидит. А полеты ведьм на метле это предрассудки. Поэтому мы поедем на мою дачу и уже оттуда, я тебя провожу на праздник с колдуньями и чертями. Твоё тело останется со мной. Это будет, как ролевая игра.

— Черти? Фу! Не хочу с ними играть.

— Да ладно! Это предубеждение. Не ломайся. Ты уже кувыркалась с водяным, а это похуже чертей, поверь. И вообще, черти веселые, похожи на человека и всегда были лучшие друзья ведьм. Тебе надо с ними познакомиться! Я думаю, что у вас что-нибудь обязательно получится и ты станешь их подружкой. И запомни, они мне помогают и их надо качественно отблагодарить. Уяснила?...

Вальпургиева ночь

Вечер начал сменяться ночью, — подул прохладный ветер и зажглись на небе звездочки, когда Маша выскочила из подъезда и села в темно-синюю Тойоту, премиум класса

— Твоя? — поинтересовалась Мария, завистливо косясь на сияющее великолепие нового автомобиля.

— Это подарок клиентов. Я увольняюсь из клиники и буду практиковать магию. Будь рядом и через год на такой же ездить будешь.

Мотивация впечатляющая. Неужели такое авто можно наколдовать? Гм...

Ехали молча, под тихое воркование хитов «Энигмы», пока дорога не вынырнула из городских объятий, попетляла в сонмище второстепенных дорог и не свернула в небольшой посёлок к живописному озерцу, на берегу которого возвышался трехэтажный домик с готическими башенками.

— Приехали. Это моя дача. Кстати, там твой дружочек Водяной живёт, которому ты давала. — показала Олеся на водную гладь, подмигнула и тут же добавила:

— Но нам некогда любезничать с бывшими, тебя настоящие ждут. Пойдем, время поджимает!

Спустились в подвал. Темный и сырой, словно могила.

— Раздевайся и ложись на пол. Всё с себя снимай. Всё равно порвут. Я буду водить тебя в гипноз для отправки. Внимательно слушай меня, когда попадешь на шабаш, мой голос будет рядом. Сама с празднующими говорить не сможешь, только объясняться жестами, слышать можешь тоже не всё.

— Туфли снимать?

— Оставь. Там грязновато. Начинаем погружение. Раааз...

Погружение в гипноз было похоже на убаюкивание. Девушка и не заметила, как после нехитрых гипнотических манипуляций «с голоса» и монотонного счёта, погрузилась куда-то в кромешную черную мглу.

— Тринадцать... Ты у цели. Иди по дороге. — голос Оникс был далек и глуховат, но вполне различим.

Маша огляделась. Она стояла посреди поля в одних туфельках, перед ней была узкая тропика, а в отдалении виднелась старое кирпичное здание.

Маша пошла вперед но, что-то помешало ходьбе, она оглянулась, что там?

И обомлела — над задом горделиво возвышался длинненький крепенький хвост с кисточкой. Откуда взялся этот хвост? И тело, её белое тело стало смуглым, словно его прожаривали на лютом солнце несколько месяцев. Испуганно ощупала себя на предмет других трансформаций и не ошиблась в ожиданиях!

Вместо аккуратного носика был свиной пятачок, уши стали острее, а на голове проклюнулись малюсенькие рожки. Маша чуть не заплакала. Кто это?

— Не пугайся своего нового облика. Так выглядят нижние с печатью отверженных. Ты лежишь рядом со мной, а это вроде маскарадного костюма для параллельных измерений. Иди дальше. — вещал голос Оникс.

Как ни странно, но это успокоило запаниковавшую было Меретрикс.

Тропинка уперлась в дверь в заборе, ограждающего небольшое здание, а сбоку выпрыгнул здоровенный чёрт, настоящий чёрт, с дубиной в когтистых лапищах, именно такой, каким его показывают в фильмах, — рога, копыта, жутчайшая морда со свиным рылом, красные глаза.

Маша испуганно попятилась, инстинктивно закрыв руками тело, но голос Олеси магическим образом опять успокоил:

— Не бойся. Это стражник, так сказать местный фейс-контроль. Проходи мимо.

Чёрт словно услышал слова. Он помотал мохнатой башкой, скалой встал около двери и ощерился желтыми клыками, отчего получилось некое подобие улыбки. Оглядел хвостатую посетительницу с ног до головы и показал когтистым пальцем сначала себе на пах, а потом на её губы.

— Просит орал. Иначе не пустит. — подсказала суфлерша, захихикав.

Что делать? Уйти? Но куда? В конце концов это всего лишь минет. Да и любопытно, какой орган у этого рогатого? Ведь это всё не по-настоящему. Тело осталось в том подвале. Она опустилась на колени, а нечистый тут же ловко впихнул ей в рот свой орган, совершенно неотличимый от человеческого.

Прошлось сосать, вспоминая, какой неудобный был орган у водяного, а этот вроде ничего, похож на настоящий, хоть и прохладный. В какой-то момент черт зарычал и его отросток стал увеличиваться. Опытная Маша замерла, — так приятнее партнеру, и чувствуя, как струи проходят через ствол приняла холодную сперму в рот.

Потом сплюнула в сторону, вытерла губы и вопросительно посмотрела на рогатого партнера. Пройти то можно? А, блудливая скотина?

Тот ухмыльнулся и протянул черный передник. Держи, мол.

— Тебя за стол не пустят. Они не воспринимают отверженных ни как человека, ни как нечисть. Что-то среднее. Поэтому ты будешь только прислуживать. Одень фартук и иди в дверь. Не бойся ничего! Твоё тело лежит у меня на даче, помни! Тут всего лишь оболочка. — пояснил голос жрицы.

Хрхррр... Мария одела передник, шагнула в дверь и сразу была оглушена страшной какофонией звуков. Там было всё, — и дикая, неритмичная музыка, отдаленно напоминающая треш-металл, скрипичные рулады, вперемешку с духовыми инструментами, а весь этот невыносимый звуковой ряд дополнял женский хохот, утробное рычание и страшные вопли.

Помещение было не просто большим, оно было огромным, а в его центре стояли столы за которыми веселились голые бабищи бальзаковского возраста и черти. Они пили, горлопанили песни, обнимались, курили, а между ними ловко шмыгали с подносами небольшие чертенята, выполняя функции официантов.

Не успела она оглядеться, как к ней подскочил чертёнок с подносом, на котором валялись грязные тарелки, бокалы, вилки и ложки. Чертёнок был совсем не страшный, — маленький, где то чуть выше пояса, с большими голубыми глазами, крохотными копытцами и трогательными светлыми кудряшками. Не бесёнок — очаровательная игрушка из киндер-сюрприза, бял.

Он вручил Маше поднос и подтолкнул, показав знаками, мол, неси. А то побью.

Пришлось пойти по указанному направлению и оно оказалось кухней, где крупный черт в колпаке и дыме варил и раздавал блюда своим юрким помощникам, а углу возвышалась шестиугольная кухонная раковина напрочь заваленная посудой, словно общажная кухня после двухдневной студенческой «вечеринки».

Увидев Машу, он недовольно зарычал, словно обозлённый питбуль и бросил тряпку туда, в стороны раковины. Сразу видно — местное начальство, а не какая-нибудь нелепая дурь с рогами.

Чего он хочет, псина, догадаться нетрудно, — Маша подошла к горе посуды, стараясь не вилять хвостом, а сие было не легко, и стала мыть грязные тарелки этой тряпкой.

Мыть пришлось не просто много, а до хера, но она справилась и тут же почувствовала, как её ухватили за хвост и сильно потянули так, что каблучки туфелек поехали назад. Эвон как!!! Что это было, черти озёрные? А? Всё по жизни попутали?

Обернулась с желанием разбить о рога наглеца мытую тарелку. Тянул тот самый чёрт в колпаке, явно намереваясь насадить её на свой стоящий болт. Увернуться не получилось, да и как, когда схватиться даже не за что. Пришлось подставить влагалище, расставить ноги и выгнуть поясницу.

Черт утробно рычал, крепко держал за хвост млеющую от напора Машу и трахал, а около них носились туда-сюда юркие бесенята с посудой, едой и бутылками.

Кончили они, чёрт-насильник и Машунька, одновременно, коротким ярким оргазмом, после которого холодное семя разлилось внутри матки.

После довольный чертила хлопнул по заду партнерши когтистой лапой и торжественно вручил поднос с заплесневелыми бутылками без этикеток, махнув в сторону зала.

Второй выход позволил Маше рассмотреть поподробнее и гостей и само помещение, — оно было громадным, как и бесконечны были столы, уходящие вдаль. Как это могло всё уместиться в сравнительно небольшое помещение, — крайне непонятно, но это было так.

Из любопытства попыталась пройти дальше, но, сколько бы она не шла, столы не приближались. Вроде и двигаешься, маршируешь, а подойти не получается. Очень странно. Прямо, как дорога к счастью.

Чёртенок с голубыми глазами крутившийся около, заметил эксперименты с ходьбой и указал на первые два стола, это, мол, наше. Там чужое. Не ходи, не надо. Не дойдешь, один хрен.

Ну, ладно! Маша подняла хвост и очаровательно улыбаясь стала расставлять бутылки на столе. Тем более, что на Меретрикс уже никто не обращал внимание, всё «празднующие» были по парам: чёрт-ведьма, чёрт-ведьма и были слишком заняты петтингом, хаваниной и выпивкой. Стандартный офисный «новый год» в чистом виде. Не иначе.

В общем и целом, — рассадник неумеренного самогонного пития и половых излишеств.

Не верите? Да слушайте дальше!

Впереди сидела толстуха, бесстыдно развалившая свои жирные телеса и крупный чёрт, мохнатый, как горилла. Парочка обнималась и, судя по характерному сивушному духану, жрала самогон, словно воду, как впрочем и другие нечестивцы. Скоты, хуле.

Унося посуду, Маша нечаянно задела хвостом спину толстухи, которая истошно завопила и разразилась вполне земными матерными ругательствами, а поганец чёрт-горилла оскалился и с «вертушки» сильно пнул копытом неосторожную обслугу, отчего Маша, пролетев пару метров, уткнулась головой в чью-то кучу фекалий, как в отбойник.

— Гы-гы-гы... — обрадованно загоготали другие парочки. Нравицца.

К Маше подбежал уже знакомый голубоглазый бесёнок, он отряхнул её, поднял, что-то сочувственно проверещал и повел в небольшое помещение.

Там вежливо, но настойчиво нагнул и прильнул к влагалищу девушки языком. Лизал умело, погрузив свою мордочку полностью. Затем попытался вкарабкаться. Не получилось, рост мелок, размером с хорошего кота на задних лапках. Чтобы помочь «мальчугану», Мария опустилась на колени и помогла небольшому отростку вонзиться по назначению.

Через пару минут в помещение ворвалось с десяток чертенят. Гадёныши мягко положили Машу на бок и пристроили свои уже недетские писюны ей в анус и рот.

— Хи-хи... Вот тебе и групповуха. Наслаждайся Меретрикс. — съязвил было пропавший голос Оникс.

Издевается. Ну, пусть и Маша со всей страстью отдалась этим мелким рогатым половым разбойникам. Она давала им всем, куда угодно, стараясь не придавить. Маленькие же, хоть и гнусные! Но как же их много!

Скоро всё тело было в липкой сперме, а челюсть устала от орала, как вдруг возник тот самый черт в колпаке с кнутом. Вот же! БДСМ какой то!

Он злобно оскалился, словно Гитлер увидевший иудея на юбилее НДСАП, взмахнул кнутом и всё бесенята шустро свалили, будто бы их не было.

Щёлк, щёлк, щёлк! Кожаное тело кнута больно стегнуло спину. Промедлившая с процессом сваливания, Маша закричала от боли и тоже выскочила, потирая ушибленные места.

— Он злится, что вы не работаете, лентяи. — пояснила Оникс.

Пришлось продолжить. Правда злопамятная толстуха мешала убирать посуду, швыряя в неё огрызки и дьявольски гогоча, а чёрт-горилла выбрал момент и подставил подножку, от которой она смешно растянулась на заплёванном полу.

Вообще весь шабаш казался банально — кариткатурной пьянкой, если бы не рогатые собутыльники и странное помещение, по которому как не идешь, остаешься на месте.

Не было ни пентаграмм, ни жертвоприношений, ни каких либо ритуалов, ни девственниц, хотя какие в дырень здесь девственницы? Весь зал был забит разнузданными, похотливыми бабищами, которые пили, орали, ржали, а некоторые совокуплялись прямо на столах.

Мелкое и обычное дело, в принципе. Подобное можно и на ином корпоративном празднестве увидеть, когда обычные бухгалтерши превращаются в безнравственных фурий, способных выжрать килограмм водки и потом запереться в туалете с охранником и томно охать на потеху пьяных коллег.

Внезапно померк свет и всё черти с ведьмами кинулись в сатанинский пляс, словно от этого зависела их жизнь, а Машу кто-то подергал за хвост из под стола. Деликатно подёргал. Тихонько.

Присела поинтересоваться. Оказывается, дёргал голубоглазый чертик. Он игриво помотал своей пиписькой и озорно подмигнул. Вот же гнусное дитя ада.

— Твой новый поклонник просит залезть по стол. Там не видно. Никто не выпорет. — веселилась Олеся.

Залезла и сразу получила в рот и пока стояла на четвереньках, ещё один чертёнок пристроился сзади.

Так намного удобнее, чем когда толпой трахают все сразу, — гораздо больше напрягаешься, не секс получается, а фитнесс... подумала Маша, с удовольствием отдаваясь двум представителям темных сил, пока голубоглазый, выдернул из губ свой кончик и не кончил ей прямо на пятачок. Второй, который сзади был, отсоединился и тоже финишировал так же.

Внезапно раздался знакомый свист и чертенята опять исчезли, напуганная Маша тоже выскочила из под стола, чуть промедлила и столкнулась с чёртом в колпаке.

Тот гневно поглядел на сперму, зашипел, словно плевок на раскалённой плите и хлестнул кнутом по ногам Маше.

Ой-ой-ой, скотинюга! Как жеж больно! Пришлось рысью бежать на кухню, почесывая ушибленные места.

Вслед раздался злорадный смех Оникс. Вот же сучка! Подслушивает.

Что там происходило в зале, Мария украдкой наблюдала теперь через приоткрытую дверь.

Выходить не решалась. Хватит уже побоев и секса. Надо посозерцать сие распутство. Участвовать-неее... Хватит! Дыры болят от этих ухажеров-недоростков.

Она видела, как всё резвящееся сонмище нечисти стремительно обратилось в ревущий поток тел, двигающийся всё быстрее и быстрее, пока наконец не взмыл стремительным смерчем вверх и не исчез с громким хлопком, после которого, чистое и громадное помещение вдруг оказалось старым, небольшим, в высшей степени омерзительным и заброшенным, к тому же без окон и дверей, пронизываемым резким неприятным ветром.

В одно мгновение исчезло всё, — черти, ведьмы, посуда, столы, спиртное. Ничего не осталось. Ничего. Одна пыль, грязь, битый кирпич и обвалившаяся кровля.

Раковина, где Маша мыла посуду, оказалась разбитым древним унитазом, настолько древним, что казалось — троглодиты из эпохи каменного века пользовались им, если не по назначению, то забивая мамонтов этим орудием для оправления естественных нужд.

И тут же судорожный, животный ужас вперемешку с неизбывной, первобытной тоской сковал девушку, крепчайшим, цементными кандалами.

Казалось, что чуть-чуть и она просто умрёт от разрыва сердца, от сознания внезапно нахлынувшего невообразимого горя и потери.

Краем глаза она увидела фигуру крайне безобразного демона, приближавшегося к ней и державшего в пупырчатых конечностях серебристый топор.

Поглядев в красные глаза этого существа, пылающие мрачным огнём, колыхнулась ужасная догадка, — это тот, кто приходил к ней в образе смуглого брюнета. И теперь он пришёл за ней в своём настоящем виде! Пришёл за её душой!

А вокруг появились и заплясали в диком танце другие демоны вперемешку с голыми телами блудниц.

Раааз!

Топор демона молнией занесся над покорно сжавшейся Метреникс.

Остриё топора, умелым движением раскроило череп, разрубив пополам, словно арбуз и оросило восторженно взвывшую нечестивую орду каплями мозгов.

— Раз, два, три! Ритуал окончен! Ты возвращаешься ко мне на дачу! — раздался спасительный голос Оникс.

И вдруг — бааам!!! Всё наваждение исчезло.

Глаза не открывались, хотя сознание радостно пело о том, что теперь бояться нечего, что рядом её подруга и наставница Олеся, что она на даче, а не где-то в невообразимом жутком сибирском гадючнике, окруженная гнусными, богопротивными существами.

— Тебя принесли в жертву. Теперь ты моя. Я уже в тебе. — просипела жрица скрипучим страшным мужским голосом, очень не похожим на её собственный.

Хотя может это показалось после гипноза? Кто знает?

А Мария, Мария просто потеряла сознание и пришла в себя лишь дома, довезённая подругой, усталая и разбитая, словно на ней пахали месяц. Не меньше.

— Советую не ходить на работу завтра, подруга. Они высосали из тебя почти всю жизненную энергию. Ты была принесена в жертву. Скажи, что болеешь. — прощаясь, сочувственно посоветовала Оникс уже на пороге...

Финал

... Главвврач не находил себе места. Надо же, — медсестра грохнулась в глубокий обморок прямо в момент ответственной операции больного.

Пришлось объявлять аврал и спасать уже эту медсестру, что сделать было непросто, — организм молодой девушки оказался настолько изношен, что доктора разводили руками, да её впору под капельницу класть, кровь, — словно вода, без витаминов и минеральных веществ. Это почти труп.

Провели полное обследование, благо навороченная клиника всё же, — организм в норме, но нужен полный покой и отдых.

Сразу возник вопрос, может она на диете? Но коллеги разводили руками, мол, ест как все.

Правда регистраторша отвела главврача, по совместительству психиатра, в сторону и рассказала, что медсестра путалась с этой странненькой, но уже уволившейся массажисткой Олеськой.

— Эти тёлки ездили куда-то в рабочее время, потом запирались в кабинете и жгли свечи, читали заклинания... а когда однажды я заглянула в кабинет, то увидела на полу перевернутую звезду в круге, дохлых жаб и отрубленную голову петуха. — ябедничала регистраторша, округляя глаза.

Пришлось оставить медсестру в клинике на ночь, кою дежурный персонал не забудет никогда. Всегда кроткая и вежливая девушка ровно в 12 часов ночи внезапно пришла в себя, став буйной, — она изрыгала проклятия, царапалась, кусалась и визжала, что она князь тьмы Асмодей и всех смертных сожрёт и отправит в ад.

Потом окружающие клялись, что на них смотрели не светло-голубые глаза медсестры Машки. Нет! Зрачки несчастной сузились, потемнели и напоминали змеиные. А дури было на несколько «майков тайсонов».

Связать сумасшедшую удалось с нескольких попыток, причем в ходе «вязания», хрупкая девушка легко расшвыривала могучих санитаров, словно пушинки, а оконная решётка около кровати была просто вырвана с нечеловеческой силой и брошена в стеклопакет, который вылетел на улицу, разбившись на множество мелких осколков...

... Лечение в психиатрической клинике, расположенной поблизости, не принесло результатов, хоть эскулапы старались.

Пациентка ничего не ела, чахла на глазах, припадки повторялись, а лошадиные дозы аминазина лишь гасили эффект агрессии, пока одна из стареньких нянечек не сжалившись над угасающей девушкой, тайком принесла намоленную икону и повесила над несчастной.

Помогло. Да так, что девушка стала принимать пищу и осмысленно говорить, рассказав про гипноз и свои сексприключения с нечистой силой.

Отважная нянечка под угрозой увольнения ночью вывела больную из больничного блока и отвела в церковный приход. Там, седой и важный батюшка неторопливо провел тщательную «отчитку». «Отчитку» долгую, утомительную. Почти до рассвета.

Бесноватая скрипела зубами, каталась по полу, выла, плевалась на распятие, но молитвы опытного экзорциста в рясе к утру угомонили всю нечисть, терзающую женское тело...

... Маша пришла в больницу бледной, но уже с осмысленным взглядом. В восемь часов пошла в больничному руководству и заявила, что полностью здорова и готова к выписке.

А через пару месяцев в монастыре появилась новая послушница Мария. Говорят, что она раньше работала в медицине, всегда ловко ставила уколы заболевшим моняхиням, была в высшей степени набожна, — неукоснительно соблюдала церковный устав и всегда старалась помочь.

А злые языки, — их и в монастырях хватает, везде люди добрые живут, они же утверждали, что эта девица была в прошлом самой настоящей ведьмой, продала душу дьяволу и теперь должна искупать страшный грех пожизненно.

Правда, иль нет, — неизвестно. Но послушница лишь кротко улыбалась на все вопросы и истово молилась за всё живое на земле, истязая себя жёстким постом, словно действительно совершила что-то очень страшное...

P. S. Я заинтересовался и провел небольшое журналистское расследование, выяснив, что медсестра по имени Мария С., действительно работала в известной сети клиник, а теперь отреклась от всего мирского и в настоящее время — послушница монастыря.



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Оксана

Анжела

Катя

Анжела

Ульяна