Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

(Перевод — FUCKTОR; Автор — Mг. Crеаtоr; Оригинальное название — My Pеt Tеаchеr)

ВСТУПЛЕНИЕ

Привет, меня зовут Тимоти Дрейк, и до недавнего времени я был никем. Я застрял в школе, не смог сдать экзамены в двенадцатом классе и теперь я старше всех. Плохой спортсмен, худой, по определению. С ростом метр восемьдесят, я вешу всего 70 кг. У меня сальные, коричневые волосы и мягкие карие глаза. Я выгляжу, как любой типичный, незаметный тинэйджер. В толпе я стану практически невидимкой.

Но теперь все изменилось.

В этом году я, наконец, громко заявил о себе и стал вершителем школьной истории. Впрочем, прежде чем начать своё повествование, нам придётся вернуться к началу этого школьного года.

ГЛАВА 1

Пиздец... как же я ненавидел естествознание. Особенно я ненавидел эту сволочную училку Мисс Охару. Она завалила меня в прошлом году на естествознании и математике, а это значит, что мне пришлось вернуться в этом году в 12 класс. В конце прошлого года, когда она сообщила мне эту новость, я был просто раздавлен. По-моему, я даже заметил, как эта сучка ухмыльнулась, увидев моё отчаяние.

Если честно, Мисс Охара самая горячая училка в школе, если не во всем штате. Ей всего 26 лет, и тело у неё такое, что за него не жалко умереть. С ростом 1.70 она вряд ли весит больше 55 кг. У неё роскошные, длинные, каштановые волосы, и яркие зелёные глаза. Сиськи у неё хорошего размера, вероятно 36С, и тонкая талия, которая переходит в самую идеальную задницу, из всех что вы когда-то видели: одна из тех задниц, о которых фантазируют все мужчины.

Прошла неделя с начала нового учебного года, когда мне снова пришлось вернуться в 12-й класс, и я, наконец, созрел для осуществления своего плана. Я резонно предположил, что сначала будет лучше если все, включая мисс Охара. успокоятся и начнут комфортно ощущать себя после начала школьной жизни.

Как только прозвенел звонок об окончании урока, я решительно подошёл к учительскому столу мисс Охары, за которым она проверяла тетради. Этот момент я сотни раз прокручивал в своей голове и поэтому распланировал как все должно пройти, до самых мельчайших деталей. Не дожидаясь, когда мисс Охара обратит внимание на моё присутствие и разрешит мне заговорить, я, как ни в чём не бывало, заявил: «Мисс Охара, мне нужно поговорить с вами, наедине, сегодня после школы. Я буду здесь в 3:30. «Сказав это, я быстро повернулся и вышел из аудитории, ещё до того, как она успела сформулировать ответ у себя в голове.

Я понимал, что самое важное для меня, взять контроль над ситуацией с самого начала. Контроль сначала должен быть лёгким, но со временем я планировал усилить его. До окончания школьного дня, у меня осталось два урока, и я решил ещё раз прокрутить в голове, как должна пройти наша предстоящая встреча.

И пусть я очень давно планировал этот момент, многое зависело от воли случая, потому что я не мог предугадать, как мисс Охара будет реагировать на ту или иную ситуацию. Если реакция будет не такой, как я ожидал, тогда всё, что я планировал, разрушится в один миг. Однако, кто не рискует, тот не пьет шампанского, верно? Мне 18 лет, я учусь в выпускном классе средней школы, и если мой план провалится, я просто смогу свалить и начать все заново в другом месте. Даже несмотря на то, что у меня могли возникнуть очень большие неприятности, это была слишком большая возможность, чтобы упустить её.

Последний час в школе превратился в настоящую пытку. Я совершенно не мог слышать, о чём нам говорит учитель, так как все мои мысли были заняты Мисс Охарой. Я снова и снова прокручивал то один, то другой сценарий в своей голове, прикидывая, как могут развиваться события. Во мне теплилась надежда, что когда я вернусь в её класс, она будет ждать меня там, одна, как я и предупреждал.

Наконец, прозвенел звонок, сигнализируя об окончании школьного дня. За пятнадцать минут до встречи с мисс Охара, я зашёл в спортзал, посмотреть на тренировку наших девушек-чирлидерш. Ладно... на самом деле, мне хотелось взглянуть лишь на одну девушку — Лизу Бомон.

Мы жили с ней на одной улице и ходили в одну и ту же школу на протяжении восьми лет. Хоть она была младше меня, я влюбился в неё с первого взгляда. Впрочем, было совершенно очевидно, что мои чувства не взаимны. Она всегда была сногсшибательной девушкой. Рост 1. 65; вес около 50 кг; длинные, прямые, светлые волосы; тонкие, почти идеальные черты лица; и спортивное телосложение. Её талию лучше всего можно описать словом «миниатюрная», и на ней прекрасно смотрелась её не большая но задорная грудь и очень упругая, округлая попка. С такими внешними данными и спортивной составляющей, она всегда была в числе лучших, и никто никогда не видел, чтобы она разговаривала с такими конченными неудачниками, как я.

Ну, и черт с ним... Если все пройдёт, как я запланировал, то в скором времени всё изменится к лучшему — по крайне мере, для меня точно. Я посмотрел на часы, и увидел, что уже почти 3: 30. Пришла пора, расстаться с Лизой, и встретиться со своей судьбой в лице Мисс Охары.

Чем ближе я подходил к кабинету Мисс Охары, тем больше нервничал. Так много сил и энергии было потрачено для приближения этого момента, и слишком многое стаяло для меня на кону. Если сейчас я снова проиграю, все мои усилия окажутся напрасными. Прежде чем открыть дверь, я на мгновение остановился, чтобы стряхнуть нервозность. Сделав несколько глубоких вдохов, я взял себя в руки, приготовившись к неизбежному. Быстрая проверка (уже в сотый раз) содержимого карманов, выявила, что всё необходимое на месте. Каждая деталь имеет решающее значение.

Моля бога, чтобы мисс Охара была одна, я открыл дверь и направился прямо к её столу, как уверенный в себе мужчина (не забыв закрыть за собой дверь). Быстро осмотрев комнату, я понял, что мы действительно одни.

Опять же, не дожидаясь, когда она позволит мне заговорить, я начал свою отрепетированную речь.

«Мисс Охара, я понимаю, что наши отношения с самого начала не заладились, учитывая, что вы завалили меня в прошлом году, но я уверен, что с этого дня, мы можем их значительно улучшить».

«Так, послушай, Тим...», — начала мисс Охара.

«Мисс Охара», — быстро прервал я её, не желая, чтобы она перехватила инициативу. «Я думаю, вам лучше не перебивать меня, а сначала внимательно выслушать». Я заметил, как она опешила от того тона, которым я произнес эти слова, и пришла в замешательство, вероятно, не ожидая, что разговор примет такой оборот. «Видите ли, вскоре после того, как я получил свой проваленный табель с отметками, мать послала меня в Лос-Анджелес... чтобы я пожил там, а заодно поработал на отца. Мама решила, что мне нужно собраться и более ответственно относиться к своей жизни».

«Ну, сначала, я немного расстроился из-за того, что меня отправили в ссылку, но потом, в один знаменательный день, всё изменилось». Я видел, что мой спокойный, почти безмятежный тон, всё больше тревожит Мисс Охару, потому что она нервно ёрзала, сидя в своём кресле. «Видите ли, мой отец бизнесмен, он владеет ночным клубом, и летом я там работал: убирался и расставлял инвентарь. А потом я познакомился с одним парнем из барменов. Его имя Джим Хендерсон. Вы, вероятно, его знаете?»

Выражение шока на лице Мисс Охары было бесценным. Лицо побелело, как мел, от страха, рот отвис, а нижняя губа затряслась.

Не давая ей опомниться, я продолжил. «Мы сперва поговорили о том, где я живу, в какую школу хожу, и как для меня прошёл учебный год. Когда я пожаловался ему на мисс Охару, которая завалила меня по двум предметам, он, вдруг, вспомнил это имя».

Если бы такое было возможно, то мисс Охара начала бы медленно уменьшаться в кресле. Выражение шока быстро сменилось болезненной, зеленоватой бледностью. Я испугался, что она может потерять сознание.

«Он спросил меня, случайно моя мисс Охара не та ли самая Ребекка Охара, которая училась несколько лет назад в Университете Лос-Анджелеса и получила диплом преподавателя. Когда Джим описал вас, я сразу понял, что мы говорим об одной и той же Ребекке Охара. Мир так тесен, не так ли, мисс Охара?» — задал я риторический вопрос.

Снова, никакого ответа, кроме ошеломленного молчания.

«И вот, представьте моё удивление, когда он сказал, что был парнем, с которым вы встречались, учась в колледже. Похоже, мисс Охара, вы не очень хорошо расстались с ним, и мне кажется, он всё ещё таит на вас обиду за это. Он рассказал мне довольно интересную историю о вас».

Теперь пришло время сбросить бомбу.

«Он сказал, что вы постоянно заставляли его быть более грубым с вами в сексе. Даже после того, как он сказал вам, что не испытывает к этому интереса, вы продолжали давить на него. В общем, я предполагаю, что однажды он сдался, и вы немного поэкспериментировали. И если вы помните, то по вашему настоянию он сделал несколько фотографий. И представьте моё удивление, когда он сказал, что у него остались копии этих фотографий».

Плечи Мисс Охары полностью опустились, она вжалась в спинку кресла и тихо произносила одни и те же слова: «О боже мой... « — снова и снова.

«Наверное, когда вы удалили их из компьютера, вы забыли очистить корзину. Джим просто восстановил файлы и распечатал парочку, на память для потомков. Думаю, он просто ждал подходящего момента, чтобы использовать их. А теперь представьте моё удивление, когда он не только предложил мне взглянуть на эти фото, но и позволил скопировать их. Все до одной».

Желая убедиться, что всё её внимание будет приковано ко мне, медленным, почти преувеличенно медленным движением, я засунул руку в передний карман, и достал пачку фотографий. Это были фото мисс Охары, на них она стояла на четвереньках, как собачка, и на ней ничего не было, кроме ошейника и пристегнутого к нему кожаного поводка. Она смотрела в камеру с надутыми губками и очень сексуальным выражением лица.

«Женщина на этой фотографии невероятно сексуальна, поэтому, глядя на вас, мне трудно поверить, что это действительно вы». Несмотря на то, что я говорил именно о ней, моя грубость, должно быть, задела её, потому что она, безусловно считала себя привлекательной женщиной. Я не сомневался, что на фотографиях изображена она, не говоря уже о том, что для меня она была сексуальной, как демоница, но я не хотел чтобы она это поняла.

«Послушай меня, Тим, пожалуйста, отдай мне эти фотографии. Я думаю...», — начала спокойно рассуждать мисс Охара.

«В самом деле, Беки», — прервал я ее, — «Ты же не возражаешь, если я буду называть тебя Беки?», — насмешливо спросил я.

«Нет, Тим. Я не думаю, что это будет приемлемо...», — начала она.

Снова прервав её до того, как она смогла закончить предложение, я спросил: «Беки, как ты думаешь, что произойдёт, если определённые люди получат копии этих фотографий? Например: директор школы, или, предположим, некоторые члены школьного совета. А как насчёт твоих родителей?»

«Пожалуйста, не надо, Тим, если дело в деньгах, я могу заплатить тебе за эти фотографии», — взмолилась она.

«Хорошо, прежде всего, Беки, я думаю, было бы целесообразно, чтобы ты с этого момента называла меня — мистер Дрейк. Это понятно?»

«Я... думаю, да», — она запнулась, задумавшись на секунду.

Я думаю, у неё кипел мозг, пока она размышляла о том, как выкрутиться из этой ситуации. «Теперь, Беки, я хочу, чтобы ты внимательно слушала то, что я скажу. Я думаю, ты начала понимать, что с тобой случится, если эти фото получат огласку. Ты, несомненно, будешь уволена, и тебя занесут в чёрный список учителей. Ты станешь изгоем общества, и я даже не могу представить размер разочарования и стыда твоих родителей».

«Пожалуйста, Тим...», — начала она.

«Не понял, Беки?» — быстро прервал я.

«Прости, я хотела сказать, мистер Дрейк», — запнулась она.

«Послушай, Беки, мне не нужны деньги. Эти фотографии останутся только между нами». Она заметно расслабилась, услышав это. «Я только хочу убедиться, что личность на фотографиях — это действительно ты». Выражение ее лица изменилось на недоумение, после такого заявления.

«Но Ти... Мистер Дрейк, очевидно же, что это мои фотографии, разве не так?», — кротко спросила она.

«Я просто хочу в этом убедиться. Беки». Отступив от стола, тоном, который изначально подразумевал власть, я начал отдавать приказы. «Поднимись и встань перед столом».

Когда она заколебалась, я пригрозил «Слушай, если ты не будешь со мной сотрудничать, тогда я просто выйду и эти фотографии на следующее утро будут переданы всем, и тогда мы посмотрим, что произойдёт дальше».

«Нет, пожалуйста, мистер Дрейк, я сделаю, как вы скажете. Только обещайте мне, что никому не покажете эти снимки», — взмолилась она.

«До тех пор, пока ты будешь делать, как я говорю, Беки, никто ничего не узнает, и всё это быстро закончится», — пообещал я.

Беки поднялась, пошатываясь на своих ногах и медленно обошла свой стол, встав перед ним. Я сделал ещё несколько шагов назад, и принял позу, словно изучал, действительно ли она похожа на изображение на фотографии. Через несколько секунд, я покачал головой и сказал: «Знаешь, я всё ещё не уверен в сходстве. Я думаю, Беки, если ты снимешь для меня блузку, это нам поможет». Я сказал это, как будто сделал заявление, а не попросил.

«Что? Нет, ты не можешь. Пожалуйста Ти... я хотела сказать, мистер Дрейк. Не то, чтобы. Разве вы не видите, что это я?» — умоляла она.

Покачав головой я сказал: «Я должен быть уверен, Беки. Если ты не хочешь сотрудничать, тогда замечательно. Я ухожу сейчас же, и посмотрим, что будет завтра. Понимаешь, я ведь не много прошу, и чем быстрее ты подчинишься, тем быстрее всё закончится, и тем быстрее ты сможешь вернуться к своей обычной жизни», — рассудил я.

Ее мир перевернулся, и я видел, как кружится у неё голова от происходящего. Уверен, ей было трудно рассуждать здраво, и, конечно же, я не преминул этим воспользоваться. Через несколько секунд раздумий, она как будто приняла мои рассуждения, и заметно трясущимися руками начала расстёгивать пуговицы на блузке.

Я вдруг осознал, что затаил дыхание, стоя и наблюдая за ней. Какая-то часть меня, наверное, всегда сомневалась, что она будет делать так, как я ей скажу. Вспомнив, что мне нужно дышать, и сохранять беспристрастным выражение своего лица, насколько это было возможно, я стоял и пялился на свою красивую учительницу.

Беки стряхнула блузку с плеч и положила на стол рядом с собой, быстро вернув руки обратно, прикрыв грудь. На ней был одет довольно простой белый бюстгальтер, который почти полностью закрывал её пышные груди. Снова приняв умную позу, я сделал вид, что изучаю её внешность. Она нервно переминалась с ноги на ногу, и её лицо очень сильно покраснело.

Снова покачав головой, я сказал «Беки, извини, но тебе придётся снять и юбку, чтобы я мог быть уверен. Сними её и положи на стол вместе с блузкой», — приказал я.

Она начала трясти головой — нет, но я быстро вставил. «Беки, чем дольше ты тут выделываешься, тем больше рискуешь быть обнаруженной. Я не могу, блядь, возиться с тобой весь день, так что либо ты будешь ладить со мной, либо я ухожу», — пригрозил я. Мне захотелось увеличить давление, чтобы заставить её ходить перед собой на цыпочках.

Мой резкий тон испугал ее, и без дальнейших протестов, она опустила руки, освободив грудь, и потянулась к спине, расстегнув юбку. Лишь после небольшого раздумья, она медленно стала снимать юбку со своих ног, пока не смогла выйти из неё и положить её на стол к своей блузке. Левая рука Беки быстро взметнулась вверх, прикрыв грудь, в то время как правая рука прикрыла трусики. Трусики у неё, как и лифчик, были довольно простыми, белого цвета, полностью прикрывающими её прелести.

Снова покачав головой, на этот раз быстрее, так как я не хотел терять момент, я сказал ей: «Этого всё равно недостаточно, Беки. На этом снимке ты голая; а из-за этого уродливого, не сексуального нижнего белья, что надето на тебе, мне трудно определить, что это действительно ты».

Опять же, что-то вроде выражения боли на краткий миг мелькнуло на её лице. По какой-то причине, я не мог понять по какой, мои грубые слова обижали её.

«Беки, сними лифчик и брось его на стол к остальной одежде». Я отдал приказ, а не попросил, не оставив места для споров.

«Пожалуйста...», — взмолилась Беки. Это был почти скулёж.

Когда я ничего не ответил, но продолжил смотреть на нее твёрдым взглядом, её сопротивление, кажется, окончательно рухнуло. Плечи поникли и почти деревянными движениями она отвела за спину обе руки и расстегнула лифчик. После недолгих колебаний, она позволила лямкам лифчика медленно упасть с её рук, потом она сняла чашечки с грудей и положила бюстгальтер на стол. Руки быстро взлетели вверх, прикрыв оголённую грудь. Если бы это было возможно, её лицо стало бы ещё краснее.

«Беки, как я смогу сравнить твою грудь с той, что на фото, если ты её прикрыла?», — спросил я. «Я хочу, чтобы ты опустила руки по швам и держала их там, пока я тебе не разрешу их поднять. Сделай это сейчас же, Беки, или всё для тебя только ухудшится», — предупредил я.

Низко опустив голову, отказываясь смотреть мне в глаза, она опустила руки и застыла в таком положении.

Мне показалось, что кто-то ударил меня прямо в живот. Я едва мог дышать, впервые разглядывая эти прекрасные груди. Они совершенно точно были третьего размера, и несмотря на их размер, были невероятно твёрдыми и казалось с гордостью выступали из её тела. Соски были тверды и как минимум в пол дюйма длиной (1, 2 см), и окружены прекрасными круглыми ареолами.

Слава Богу, моя рубашка не была заправлена в штаны, иначе, я уверен, что мой стояк был бы отчётливо виден любому, кто бы удосужился посмотреть туда. Потребовалось все мое самообладание, чтобы не протянуть руку и не прикоснуться к её сиськам. До сегодняшнего дня я лишь мечтал о том, чтобы взглянуть на них, и часто мастурбировал по ночам, фантазируя о сиськах Беки. А теперь я стоял в нескольких шагах от них. В общем, сдерживаться было невероятно трудно.

Демонстрируя всё своё актёрское мастерство, я покачал головой и сказал: «Господи, сиськи у тебя обвисшие и потрёпанные, не уверен, что это действительно те самые сиськи. Давай, снимай трусики, так я смогу окончательно убедиться, что это ты». Я изобразил на лице настоящее отвращение, как будто не желал видеть её наготу.

С очередным страдальческим выражением лица, Беки взялась за края трусиков и медленно начала спускать их с бёдер. Вскоре она наклонилась передо мной, выйдя из трусиков. Выпрямившись, она положила трусики в кучу с остальной одеждой, и, что удивительно, развела руки в стороны, как я велел ей ранее. Она опустила голову и начала пялиться в пол. Слёзы начали формироваться у неё в глазах.

Мне в это не верилось. После построения долгих планов и многодневных фантазий, наконец, это свершилось. Моя учительница по Естествознанию, Ребекка Охара, стояла передо мной голой. Было очевидно, что Беки следит за своим телом. Всё было аккуратно подобрано, и волосы на лобке со вкусом побриты. Она была абсолютно, чертовски, охуительно великолепна!

Продолжая изображать отвращение, я заявил: «Боже мой, тебе что, мало волос на пизде? Иногда там надо и подбривать». Щеки у неё загорелись от этого комментария, и руки по бокам начали сжиматься и разжиматься. Совершенно очевидно, её расстроило моё замечание.

«Хорошо, Беки, мы почти закончили. Руки оставь, как есть. Я хочу, чтобы ты медленно развернулась, пока не станешь ко мне спиной».

«Боже, разве ты недостаточно увидел?», — воскликнула она.

«Эй, ты хочешь нарушить сделку, только скажи, и я пойду. Но тогда всё, что ты сделала до сих пор, будет напрасным».

«Ладно... только пообещай мне, что на этом всё закончится. И никто об этом не узнает», — взмолилась она.

«Не волнуйся, Беки. Мы почти закончили. И до тех пор, пока ты делаешь, как я тебе велю, никто не узнает о том, что здесь случилось», — заверил я.

Вздохнув, Беки стала медленно поворачиваться, пока не повернулась ко мне задом. Именно тогда я, наконец, увидел самую желанную часть её тела — её задницу. Идеальной формы, красиво закруглённую, упругую задницу. Я едва не потерял сознание, глядя на неё. Член у меня все ещё был твёрд, как камень, и он начал болезненно пульсировать в джинсах. Чтобы план сработал, мне нужно было контролировать себя. Я не мог рисковать, вытащив свой член наружу, потому что не знал, как отреагирует Беки.

«Ладно, Беки. Ещё одна последняя просьба, и на этом всё, ОК?» — спросил я.

Она еле слышно прошептала: «Да».

«Да, что, Беки?» — спросил я строго.

«Да, мистер Дрейк,» — кротко ответила она.

«Я хочу, чтобы ты пошире расставила ноги», — приказал я.

Она медленно расставила ноги врозь.

«Шире... ещё шире... ещё... ещё... Вот,. оrg хорошая девочка». Я остановил её, когда её ноги раза в два оказались шире ширины плеч. «Теперь, не сгибая ног, согнись в талии, пока твоё тело не будет параллельно полу».

«Пожалуйста, мистер Дрейк, не надо», — попросила она.

«Послушай, Беки, у тебя нет ничего такого что я не видел. Я же хорошо рассмотрел все фотографии, которые сделал Джим, верно? В любом случае, у тебя нет ничего ценного, на что стоит смотреть», — насмехался я.

Ее плечи вздрогнули от последнего комментария, и я был уверен, что она сейчас что-то скажет, но потом, неожиданно, она подчинилась. Она начала наклоняться, и не остановилась пока тело не оказалось в положении параллельно полу. В этом положении её киска широко раскрылась и задница открылась взору.

«Теперь разведи в стороны свои ягодицы. Не волнуйся, Беки. Я стою на месте. Мне просто хочется убедиться, что это та самая задница».

С рыданием, Беки протянула назад руки и взялась за ягодицы, разведя их в стороны.

Я чуть не кончил прямо в штаны. Но сейчас настал момент для осуществления самой главной части моего плана, поэтому я должен был сохранять самообладание. Я достал из заднего кармана цифровой фотоаппарат и держал его наготове, отдав Беки последний приказ.

«Я хочу, чтобы ты оказала мне последнюю услугу, Беки, и потом всё закончится. Оставайся в таком же положении, улыбнись и покажи мне свою улыбку. Ты можешь это сделать для меня, Беки?» — спросил я.

«Да, мистер Дрейк», — ответила она, и начала поворачивать голову.

— КЛИК-

Ее замешательство, когда она заметила, что у меня в руках что-то есть, было именно тем, что нужно, для идеального снимка. Я стоял достаточно далеко от неё, так что изображение захватывало достаточно комнаты, чтобы определить место положения и конечно же личность на фотографии. А то, что на лице у неё играла улыбка, было свидетельством того, что она была добровольным участником происходящего. Эта фотография поможет мне в развитии моего плана и перехода на его следующий этап.

Быстро запихнув камеру обратно в карман, я как ни в чём не бывало произнёс: «Ты всё сделала хорошо, Беки. Увидимся завтра». Я быстро развернулся и вышел из класса, намеренно оставив дверь открытой. Это, безусловно, привело её к дальнейшему замешательству, так как ей пришлось бежать через кабинет голой, чтобы закрыть дверь. Не дай бог, кто-то заметит её в таком виде.

ГЛАВА 2

Ночью я кончил раз шесть. Фотография Мисс Охары, так непристойно показывающей свою киску и задницу, было всё, что мне нужно для полноценной дрочки. Наконец, сняв всё своё напряжение, я смог заснуть, размышляя о следующей фазе своего плана.

Урок математики был вторым с утра, и мне было интересно, как мисс Охара будет вести себя, учитывая всё то, что произошло вчера. К её чести, она смогла нацепить строгое лицо, и вела себя так словно всё нормально. Днём, на уроке естествознания, мне показалось, что она смогла убедить себя, будто то, что я сказал ей, было правдой, и то, что произошло вчера больше не повторится.

Так что, думаю, она была удивлена, когда после урока я подошёл к ней и сказал: «Нам нужно поговорить, Беки. Я вернусь в 3: 30». Выбранный мною тон снова не предполагал никаких возражений, а обратившись к ней по имени, я показал, что «правила» не изменились.

Чтобы убить время до 3: 30, я еще раз спустился в спортзал, поглазеть, как Лиза прыгает на тренировке чирлидерш. Вид её идеального тела, прыгающего туда-сюда, было тем, что нужно, чтобы настроить меня на нужный лад.

Очень скоро настало 3: 30, пришло время посетить класс мисс Охары, для реализации следующего этапа моего плана. Перед тем, как войти, я остановился на мгновение, чтобы собраться и настроиться.

Потом я решительно схватил дверную ручку, открыл дверь и направился прямо к столу мисс Охары, где она снова проверяла тетради.

«Привет, Беки, как вчера отдохнула?» — вежливо осведомился я. Я хотел увидеть, в каком она находится расположении духа, чтобы понять, какую использовать тактику.

«Как, черт возьми, ты думаешь, прошёл мой вечер, Тим? Это было ужасно. То, что ты сделал со мной, не правильно. Я хочу, чтобы ты вернул мне все эти фотографии, немедленно, и чтобы мы больше никогда не вспоминали этот ужасный инцидент», — выпалила она. Во время этой тирады она встала, и положила руки на бёдра в жесте неповиновения.

«Ты закончила?», — спросил я саркастически. «Видишь ли, БЕКИ», — я повысил ударение на её имени, — «Мне кажется, ты не в том положении, чтобы что-то требовать от меня. Я считаю, что все козыри у меня на руках».

«Что ты себе... « — начала она.

«Ах, ах, ах... не перебивай, Беки. Взгляни на эту фотографию», — приказал я. Достав копию фотографии, которую я сделал вчера, я бросил её на стол перед ней. Она нерешительно посмотрела на неё и трясущимися руками взяла со стола. Почти мгновенно, краски спали с её лица и она грохнулась с громким стуком на стул, позади неё. Казалось, что ветра покинули в одночасье её паруса, и теперь она поняла, что я собираюсь продолжать контролировать ситуацию.

«Почему ты делаешь это со мной? Что ты хочешь?» — взмолилась она.

«По-моему, ты ЗНАЕШЬ, почему я делаю это, Беки. Ты должна быть наказана за то, что сделала со мной. И ТО, что я хочу, очень просто — ТЕБЯ». Заявил я, как ни в чем не бывало. «Что, по твоему мнению, увидят на этом фото полицейские? Они увидят учительницу — человека, наделённого властью — которая пытается развратить одного из своих учеников. Кажется, срок за такое преступление от пяти до n лет заключения. Ты хочешь оказаться в тюрьме, Беки?» — нагло спросил я.

Еле слышно: «Нет»

«Простите?»

Громче: «Нет, мистер Дрейк».

«Так-то лучше, а то я уже начал думать, что ты забыла о своих манерах», — объяснил я.

Теперь, когда я завладел её вниманием, и преодолел сопротивление, к которому она могла готовиться, я перешёл к следящему этапу своего плана. «Знаешь, мы с Джимом часто говорили о тебе. Как я уже говорил, у него осталось много нерешённых вопросов в отношении тебя. Одной из тем таких обсуждений, было то, как ужасно ты делаешь минет».

Выражение шока мелькнуло на лице Беки, когда она услышала это.

«Бьюсь об заклад, ты была уверена, что, на самом деле, хороша в этом?» — усмехнулся я. Она едва не кивнула головой, да, прежде чем спохватилась. «Ладно, я сказал Джиму, что мне трудно поверить, что такая СТАРУХА, как ты, не знает, как правильно сосать хуй». (Джим рассказал мне, что Беки всегда хотела, чтобы он ругался при ней во время секса).

Я видел, что мои слова задевают её за живое, по выражению боли на лице.

«Я хочу лично убедиться, насколько ты плохая хуесоска, Беки».

«Пожалуйста, не надо, Тим. Только не это. Я уверена, что мы можем прийти к какому-нибудь другому соглашению», — взмолилась она.

«Знаешь, БЕККИ, некоторые люди, блядь, ничему не учатся. Я собирался позволить тебе не раздеваться, пока ты будешь мне отсасывать, но, поскольку ты снова забыла о своих манерах, теперь я считаю, что не произойдёт ничего страшного, если ты разденешься».

«Боже, нет. Пожалуйста, мистер Дрейк, мне очень жаль. Я больше не забуду о своих манерах», — заскулила она.

«Мне тоже жаль, Беки, но я считаю, это послужит тебе уроком. Теперь, довольно болтать. Поднимайся и встань впереди стола».

С покорным взглядом, она встала, пошатываясь на ногах и обошла стол, низко склонив голову.

Как только она заняла своё место, я скомандовал: «Раздевайся, Беки». Когда она засомневалась, выполнять ли приказ, я добавил — «Я уже всё увидел вчера, так что нет причин сегодня стесняться. Если ты не хочешь играть по правилам, тогда я уйду прямо сейчас, и завтра мы вместе посмотрим, как полиция отреагирует на фотографии. Решение за тобой».

Неохотно, она начала снимать одежду. Удивительно, но она сделала это в том же порядке, как я приказал ей делать это вчера. Когда она закончила, она снова встала передо мной, голая, и даже не забыла расставить руки по швам, не пытаясь прикрыться.

Боже, она была восхитительна. Каждый раз, когда я видел её голой, она, как мне казалось, выглядела всё лучше и лучше. Но я не собирался выдать себя, чтобы она начала о чём-то догадываться.

«Боже, не понимаю, как Джим вообще мог спать с тобой. Ты, должно быть, приплачивала ему», — злобно сказал я. Слезы выступили у неё на глазах, от услышанного.

«Теперь, становись на колени, Беки», — приказал я.

Она медленно опустилась на колени. Я стоял приблизительно в пяти футах от неё, но вместо того, чтобы подойти к ней, сказал: «Ты не сможешь отсосать мне, стоя так далеко. Ползи сюда», — я указал пальцем на место перед собой. Беки пришлось несколько шагов протащиться на коленях, пока она не оказалась передо мной.

О, что это за невероятное чувство власти, когда перед тобой на коленях стоит красивая женщина, готовая выполнить абсолютно всё, что ты пожелаешь. Я вдруг понял, что такое ощущение полной власти, опьяняет.

«Чего ты ждёшь, Беки? Приглашения, блядь? Я и представить не мог, что училка может быть такой тупой», — саркастически заявил я.

«Пожалуйста, мистер Дрейк...», — она ещё что-то промямлила.

«Нет, не хочу ничего слышать. Просто сделай это, давай».

Она медленно потянулась к моей талии и начала расстегивать пряжку ремня. Расстегнув её, она перешла к пуговице и молнии на джинсах. Когда всё было расстегнуто и открыто, она схватила джинсы по бокам и стянула их вместе с трусами мне до лодыжек. Откинувшись назад, она лицом к лицу столкнулась с моим вставшим членом. Как я ни старался, я не мог сдержать эрекцию. В тот самый момент, когда я увидел её голой, битва была проиграна.

«Теперь покажи мне, как ты умеешь сосать хуй, Беки».

Дрожащей рукой она дотянулась до члена и начала надрачивать ствол. Потом Беки осторожно наклонилась вперёд и поцеловала кончик члена. Ещё несколько подёргиваний, и она начала облизывать головку и часть ствола, покрывая своей слюной верхнюю часть члена. Смочив его надлежащим образом, она положила конец члена в рот и начала посасывать его, подрачивая оставшуюся часть члена рукой.

Я дал ей пару минут на то, чтобы показать свой арсенал, и наконец заговорил. Безусловно, она делала хороший минет, но ничего особенного в этом не было. И, определённо, это был не тот минет, который я ожидал получить от неё. «Боже, Джим был прав. Минет ты делаешь хуёво. Где ты, блядь, вообще училась так сосать хуй? Ты никогда не удовлетворишь мужчину с такой дрянной техникой». Я понимаю, что троллил её слишком жирно, но мне хотелось, чтобы мои слова причиняли ей боль. Только Господь в курсе, сколько горя она принесла мне ранее.

Слезы снова выступили у неё на глазах, но она ничего не сказала.

«Вот, что я тебе скажу, Беки. Я сделаю тебе одолжение. Я научу тебя, как правильно сосать хуй. Как тебе это предложение?» — спросила я. Когда ответа не последовало, я спросил, — «Ты уже забыла о своих манерах, Беки?»

«Нет, простите. Спасибо, мистер Дрейк», — прошептала она кротко.

«Ладно, первое, ты слишком сильно используешь руки. Это не просто так называется минет — потому что ты должна использовать рот. Если мужик хочет, чтобы ему подрочили, он может сделать это сам. Теперь, убери руки за спину... Очень хорошо... Теперь слушай очень внимательно, Беки. Ты будешь держать руки за спиной, ЧТОБЫ НЕ СЛУЧИЛОСЬ. Если я увижу, что ты зачем-то достала руки, тогда наша сделка отменяется, и фотографии окажутся в отделении полиции сегодня же. Это понятно?» — спросил я.

Снова шепот: «Да, мистер Дрейк».

«Минет должен предполагать те же ощущения, что при ебле в пизду. Мужчина хочет засунуть свой хуй полностью в твою пизду, а не только конец. Так что нам придётся учиться использовать твой рот полностью», — объяснил я. «Ладно, Беки, открой рот».

Глядя на меня снизу вверх, сидя на коленях, она медленно открыла рот шире.

«Вот так. Теперь, я засуну свой хуй тебе в рот, и хочу, чтобы, когда он там оказался, ты захватила его ртом». Я направил свой член в её горячий ротик. Когда член лёг ей на язык, она медленно обернула вокруг него губки и застыла. «Теперь, до тех пор пока мужчина не вытащит свой хуй из твоего рта по какой-то причине, ты должна будешь держать его у себя во рту во что бы то ни стало. Ты готова к этому?» — спросил я.

Слабый кивок головы был единственным ответом, который она способна была дать.

«Хорошо, то

гда начнём. Я начну двигать членом туда и обратно у тебя во рту, словно это настоящая пизда». Сказав это, я медленно и нежно начал делать поступательные движения. Я не хотел напугать её, загнав член слишком глубоко, так что поначалу пихал его на мелкоте.

«Теперь, ты видишь, что лишь часть моего члена удостоилась внимания?» — спросил я.

Снова слабый кивок головы.

«Я хочу, чтобы ты начала брать больше члена в рот», — приказал я. «Чтобы помочь тебе, я положу руки тебе на голову по бокам». Произнеся это, я протянул руки и захватил по пряди волос с каждой стороны. Я начал более жёстко натягивать её голову на свой член. К её чести, она крепко держала руки сжатыми за спиной.

Вскоре я стал чувствовать, как мой член периодически бьётся о заднюю стенку рта Беки. Через несколько минут, я прекратил натягивать её голову и сказал: «Хорошо, Беки, я хочу, чтобы ты попыталась взять в рот столько члена, сколько сможешь, и удержать там. Ты можешь сделать это для меня?»

Не дав ответа, Беки мотнула головой вперёд и силилась засосать так много члена, как могла в свой рот. Как только она взяла столько, сколько уместилось во рту, она застыла, как ей было велено.

«Теперь, когда твой рот заполнен членом, я хочу, чтобы ты взглянула на меня, Беки», — попросил я.

— КЛИК-

— КЛИК-

Пока она была занята тем, что пыталась протолкнуть в свой рот, как можно больше члена, у меня появилась возможность достать камеру и сделать фото. Фотографии с изображением того, как она смотрит на меня с членом во рту, гарантировали мне сохранение дальнейшего контроля над ней.

Свободной рукой я быстро захватил пучок волос у неё на затылке, чтобы она не оторвалась от члена. «Ах, ах, ах. Я не сказал, что ты можешь убрать член изо рта», — предупредил я. «Не беспокойся о камере. Всё останется только между мной и тобой».

Убрав камеру, я сказал: «Так, Беки, до сих пор ты всё делала очень хорошо, но как я могу видеть, часть моего члена всё равно не помещается», — и я указал на ту часть члена, что до сих пор не вошла ей в рот. «Я хочу, чтобы ты расслабила горло, Беки, потому что я собираюсь начать трахать тебя прямо в горло. Вероятно, ты будешь давиться, но это нормально, потому что, если честно, это добавляет мужчине опыт. Ты же хочешь, чтобы я гордился тобой, не так ли Беки?» Спросил я, на самом деле, не ожидая ответ.

Но когда она едва заметно кивнула головой, я был ошеломлён. Вдохновлённый её утвердительным ответом, я снова задвигал членом туда и обратно у неё во рту. Положив обе руки ей на голову, я начал с силой натягивать её лицо на мой член. Вскоре я стал ощущать, как член ударяется в заднюю стенку её рта с каждым толчком.

Я почти что мурлыкал: «Ох, так хорошо, Беки. Ты хорошая маленькая хуесоска, правда?» Говорил я, гладя её по макушке, как послушную собачку. «Вот так, моя маленькая хуесоска, расслабь горло, чтобы я мог засунуть член дальше». И сделав один особенно сильный рывок, я ощутил, как мой член прошёл заднюю стенку рта и проник в горло, в первый раз. Она немедленно начала давиться, как только член пробился ей в горло. Это напоминало волновой эффект, каждый раз, когда она давилась, сжимая горло.

Желая насладиться моментом, и убедиться, что теперь она понимает, кто здесь главный, я удерживал её голову на своём члене, уткнув её носом в свои лобковые волоса, несколько секунд. Когда она начала паниковать, из-за того, что не могла дышать, я ослабил хватку, и позволил члену выскользнуть из её горла.

Сделав глубокий всасывающий вдох, Беки попыталась вернуть своё самообладание.

«Это было удивительно, Беки, я очень горд тобой, потому что ты не убрала руки. Ты превращаешься в хорошую маленькую хуесоску». Опять таки, я стал гладить её по макушке, как собачку.

«Отлично. Продолжим. Расслабь горло». И схватившись руками по бокам за голову, я начал с силой толкать её на член. С каждым толчком, я теперь погружал член прямо ей в горло, каждый раз заставляя её давиться. Ощущения члена у неё в горле, в то время как она давилась им, очень быстро приближали меня к оргазму.

Ритмично трахая её горло, я снова начал урчать. «Какая хорошая, маленькая хуесоска. Тебе же нравится, когда тебя ебут в горло, не так ли? Да, вот так, хуесоска, глотай».

Почувствовав приближение оргазма, я начал увеличивать темп, и стал громко восклицать: «Давай, Соска, соси лучше. Глотай. Давай, ты можешь сосать лучше». Удивительно, но я стал чувствовать, как она откликается под моими руками. Если раньше мне приходилось прилагать все усилия, чтобы насадить её голову на свой член, теперь я чувствовал, как она качает головой вперёд при каждом толчке.

Я не мог в это поверить. Теперь она давилась моим членом по собственной воле. Теперь, когда она всё делала сама, я снова смог начать гладить её по голове, как послушную собачку, и подбадривать её. «Ох, вот так, хуесоска. Давись моим членом. Вот так. ТЫ заставишь меня кончить, хуесоска. Ок, задержи мой член у себя во рту» — приказал я.

И что удивительно, она подчинилась. Её нос был погружён в мои лобковые волосы, а горло было забито членом, она давилась им, не имея возможности дышать, и мне не приходилось придерживать её голову. Она всё это делала сама.

Через несколько секунд, я сказал ей: «Хорошо, ты снова можешь начать сосать мой хуй, маленькая грязная хуесоска». Она немедленно освободила горло от члена, сделала глубокий вздох и снова приступила к делу. Она по-настоящему увлеклась. Понимая, что оргазм приближается, я быстро сделал ещё несколько фотографий своего члена у неё во рту.

— КЛИК-

— КЛИК-

На этот раз она даже не остановилась. Она просто продолжила давиться моим членом. Перед тем, как я уже готов был кончить, я схватил пучок волос у неё на затылке одной рукой и с силой оттянул голову назад, а другой рукой схватил член и направил ей в лицо. Всё произошло так быстро, что она не успела ничего сообразить. Первый выстрел спермы лёг ей на правый глаз, второй попал в её всё ещё открытый рот. Остальное я равномерно накончал на её лицо. Я хотел убедиться, что покрою спермой как можно больше её лица. Я надеялся, что это прибавит ей унижения.

Я вполне справедливо ожидал, что когда первый выстрел спермы попадёт ей на лицо, она попытается отпрянуть или даже поднимет руки, чтобы заблокировать поток. Руки остались сцеплёнными за спиной, как я приказал ей. Признаюсь, я был смущён. Она реагировала не так, как я себе представлял.

«Теперь, не двигайся, хуесоска», — сказал я отпуская затылок. Она послушно застыла с поднятым вверх лицом, я отошёл от неё на несколько шагов и сделал несколько снимков камерой.

— КЛИК-

— КЛИК-

Под слоем спермы я мог разглядеть, как раскраснелось её лицо от всего этого унижения. Она всё ещё пыталась отдышаться, и тогда я увидел, в каком состоянии находится её тело. Её груди и верхняя часть тела раскраснелись от напряжения, а соски затвердели. Я могу поклясться, они стали больше, чем в прошлый раз, когда я видел их. Взглянув на её киску, которая была широко открыта передо мной, я заметил как она весьма заметно блестит от влаги.

Я тогда ещё был не очень опытен с девушками, но совершенно было очевидно, что на тот момент она возбудилась. Мне в голову пришла мысль.

«Беки, ты очень хорошо отсосала мой хуй, поэтому я хочу наградить тебя за это. Я хочу, чтобы ты не стирала какое-то время сперму с лица, но я дам тебе расслабиться. Ты ведь тоже хочешь кончить, разве не так, моя маленькая хуесоска?» — спросил я.

После всего лишь секундного замешательства, она кивнула головой, да.

«Хорошо, разведи колени так широко, как сможешь. Одной рукой я хочу чтобы ты игралась со своими грудями, а другой я хочу, чтобы ты начала тереть себе пизду». Она сразу же перешла к исполнению. Как только её колени оказались широко разведены, открывая мне и моей камере прекрасный вид, она быстро поставила руки в позицию, чтобы достичь удовлетворения. В доли секунды, её правая рука начала тереть клитор, а левая щипала, крутила и тянула соски. Как же эротично это выглядело.

— КЛИК-

— КЛИК-

Моя коллекция фотографий уже заметно пополнилась. Контроль над учительницей теперь был гарантирован, так как у меня было достаточно материала, который гарантировал её послушание ровно настолько, насколько я пожелаю.

Менее чем за минуту, глаза Беки закрылись и она потерялась в своих мыслях, мастурбируя, как безумная, перед своим учеником, превратившимся в её Хозяина.

Используя ещё более вульгарный язык, я начал поощрять её дальше. «Давай, шлюха, кончи для меня. Докажи мне, какая ты хорошая шлюха. Ты ведь знаешь, что хочешь кончить для меня».

Рука у неё на киске теперь двигалась так быстро, что практически превратилась в размытое пятно. «Давай, ты, шлюха ёбанная, ты можешь это сделать. Три свою грязную пизду. Кончай для своего ученика, блядь. Готов спорить, тебе хочется, чтобы я открыл дверь прямо сейчас, и привёл ещё парочку учеников, посмотреть на тебя?»

После этих слов она начала задыхаться и громко хрипеть, и я уже понимал, что она вот-вот готова кончить.

«Может быть, завтра, я приведу с собой ещё одного твоего ученика, и мы оба выебем тебя в рот, как настоящую шлюху, коей ты и являешься». Услышав это, она издала ужасающий вопль, и всё её тело застыло.

— КЛИК-

— КЛИК-

Несколько секунд она была способна только хрипеть и стонать, а её тело бесконтрольно колотилось. Вскоре, она, наконец, начала успокаиваться и вернулась с небес на землю. Лишь тогда к ней пришло осознание всего, что она натворила. Унижение от того, что она позволила своему ученику трахнуть её в рот, кончить на лицо, а потом она с охотой мастурбировала перед тем же самым учеником. Это было уже слишком для неё. Слёзы снова выступили у неё на глазах, и я увидел, что она пытается сдержать рыдания.

«Я очень горжусь тобой, Беки. Ты всё сделала очень хорошо сегодня. Но, прежде чем ты оденешься, я хочу, чтобы ты собрала всю сперму со своего лица и проглотила её. С этого момента, Беки, сперма для тебя станет наградой. Её нельзя тратить напрасно. Как только она будет покрывать твоё тело, ты будешь собирать её и глотать. Это понятно?» — спросил я тоном, который не терпел никаких возражений.

Она покорно кивнула головой в знак согласия и начала пальцами собирать сперму со своего лица и слизывать её.

— КЛИК-

— КЛИК-

Когда она почти закончила со спермой, я дал ей последнее распоряжение на сегодня. «Теперь, слушай внимательно, шлюха, потому что я не собираюсь повторять. Когда ты придёшь домой сегодня, ты полностью сбреешь уродливые заросли со своей пизды, и когда ты завтра придёшь в класс, я хочу, чтобы у тебя под юбкой не было никакого нижнего белья».

Не желая, давать ей шанс спорить со мной, я просто открыл дверь и вышел, оставив её на коленях, голой, на полу, убирающей сперму с лица.

ГЛАВА 3

Фотографии получились отличными и были просто идеальным материалом для моих дальнейших мастурбационных фантазий. После того, как я наконец, с полдюжины раз кончил, я уснул с довольным выражением на лице. Этот год обещал стать лучшим годом в моей жизни.

Утро среды настало очень быстро, и я встал, готовясь к очередному дню в школе. Проверив расписание, я увидел, что у меня не будет урока Мисс Охары до второй смены. Это было прекрасно, так как мисс Охара могла подготовиться к нашей следующей встрече и унять свое волнение.

Проверив в последний раз сумку, и убедившись, что я собрал все вещи, которые будут мне необходимы в течении дня, я побежал в школу.

Утро прошло довольно быстро, но, с приближением обеда, время начало тянуться. К счастью, во время обеда команда Лизы тренировалась, так что у меня было чем скоротать время.

Когда приблизился урок естествознания мисс Охары, я напоминал шестилетнего мальчишку перед днём рождения. Я едва мог сдерживать своё волнение. Посреди урока, мисс Охара дала классу поработать над своими проектами. Пока остальные были погружены в работу, я тихонько встал со своего места и направился к столу мисс Охары.

Нервно взглянув на меня, она прошептала: «Да, мистер Дрейк?»

Не говоря ни слова, я просто протянул ей листок бумаги, на котором было написано:

«Подними юбку и покажи мне свою пизду. Я хочу убедиться, что ты не одела трусики.

СДЕЛАЙ ЭТО СЕЙЧАС».

С выражением шока на лице, она прошептала:

«Пожалуйста, не здесь, мистер Дрейк».

Опять же, ничего не говоря, я просто пристально смотрел на неё, с ничего не выражающим лицом. Выглядело так, как будто я ожидал от неё такую реакцию.

После нескольких мгновений неловкого молчания, её плечи опустились, признавая поражение, и взгляд потупился. Она начала незаметно поднимать вверх юбку, открывая для меня вид на свои прелести. Она продолжала украдкой осматривать комнату, молясь, чтобы никто не видел, что происходит. Наконец, она подняла юбку достаточно высоко, так что я увидел, что она в трусиках. Я едва сдержался, чтобы триумфально не закричать «ДА», потому что я надеялся, что она не подчинится одному из моих приказов.

С отвращением на лице, я очень медленно покачал головой, показывая, как сильно я разочарован.

Выражение паники появилось у неё на лице, когда она поняла, какую ошибку допустила, и это повлечёт последствия. Не уверенная, что её ожидает, она начала тихо молить: «Пожалуйста, мистер Дрейк. Простите, я забыла. Я не собиралась их одевать, простите, простите меня, пожалуйста, мистер Дрейк».

Сказав лишь: «Сегодня в 3: 30», — я повернулся и прошёл обратно на свое место, в тайне радуясь, что всё идёт согласно плану. Остаток времени я провёл наблюдая, как остальные корячатся над своими проектами. Если всё пройдёт согласно плану, я не только заполучу в собственность свою училку, но и девушку своей мечты.

Время до 3: 30, как мне показалось, тянулось целую вечность, но я уверен, что для Мисс Охары оно пролетело. Она нервно сидела в своём кресле, заламывая руки, когда я вошёл в класс, закрыв за собой дверь, (и на этот раз заперев их).

«Только я начал думать, что ты выучила урок, шлюха, ты снова разочаровала меня», — зло сказал я.

«Простите, мистер Дрейк... « — начала она, пытаясь мольбами избежать наказания.

«Ничего не хочу слушать, шлюха», — перебил я. «Ты должна научиться, что неподчинение приводит к последствиям. И сегодня один из таких дней».

«Вставай и становись передо мной».

Она поспешно подчинилась.

«Теперь раздевайся и сложи одежду на стол».

Когда она не достаточно быстро пошевелилась, я рявкнул: «Шевелись, шлюха, я не собираюсь ждать весь день, блядь».

Вдохновленная этим, она увеличила свой темп, пока полностью не оказалась голой передо мной. Даже несмотря на то, что это был уже третий раз, когда я видел её без одежды, мой член мгновенно отреагировал на неё. Впрочем, в этот раз было отличие. Беки исполнила одну мою вчерашнюю команду, и полностью сбрила все лобковые волосы. Её киска была гладкой как попка младенца. Как же это было эротично, видеть свою училку, стоящую перед тобой голой, с недавно побритой киской. Какая-то часть меня всё ещё думала, что это сон.

«Хорошо, Беки. До этого момента, твои нарушения подвергались только предупреждениям. Отныне, за каждое нарушение, ты будешь наказана — очень серьёзно. Ты научишься подчиняться мне — без вопросов и колебаний. Неспособность исполнить наказание, приведёт к дальнейшему наказанию. Для тебя у меня много приготовлено, и я не буду добрым хозяином».

Она начала трясти головой и собиралась что-то сказать, когда я продолжил: «Если ты не захочешь играть по моим правилам, наш договор прекращается, и фотографии с твоим изображением разойдутся по всему городу, включая полицию. У тебя появится свой собственный веб-сайт. Может быть, мы назовём его «Ребекка Охара дот ком». Тебе нравится?»

«Пожалуйста... « — взмолилась она, и мне показалось, что она вот-вот заплачет.

«Решай сейчас, Ребекка. Либо ты подчинишься мне, либо мир узнает настоящую Ребекку Охара».

Погрузившись на какое-то время в раздумья, она, похоже, приняла решение. Слабо промямлив, она ответила: «Я сделаю, как ты скажешь».

«Умное решение. Наверное, ты не такая дура, как я думал, шлюха», — ответил я с сарказмом.

И снова это страдальческое выражение на лице. Я не мог понять, почему мои комментарии так её задевают. Я ожидал, что она будет злиться и противиться мне. Но я совершенно не ожидал такой болезненной реакции и такого смиренного поведения.

«Давай, взглянем на твои большие, старые, обвисшие сиськи. Подними их», — приказал я. Трясущимися руками, она взялась за груди и приподняла их, поддерживая снизу руками.

Как только моя училка подняла для меня сиськи, я стал лапать их и играть с каждой по отдельности. Кожа была такой гладкой и мягкой, но на ощупь они по-прежнему были твёрдыми. Я совершенно точно оказался в раю, играя с ними. Сначала я просто лапал их, но потом я сосредоточился на задиристых маленьких сосочках. Они уже затвердели и гордо выступали из каждого холма. Они просто молили о том, чтобы их потёрли и пощипали. Сжав каждый сосок между большим и указательным пальцем, я начал медленно наращивать давление. Увеличив давление, я также начал тянуть и скручивать их.

Вскоре ее лицо превратилось в маску боли, и она молила меня остановиться. «Аннхххх... Пожалуйста, не надо больше. Пожалуйста, хватит».

Чувствуя, что я достиг предела, я медленно ослабил давление и посмотрел, как кровь приливает обратно к каждому соску. У меня в дальнейшем будет масса времени, чтобы продолжить пытки этих прекрасных грудей.

«Повернись к столу», — отдал я следующий приказ.

Она повернулась и встала перед столом. Я заметил легкую дрожь в её теле, пока она нервно ждала следующего приказа.

«Наклонись вперед, пока не ляжешь туловищем на стол. Теперь раздвинь ноги... Шире, шлюха. Не заставляй меня повторять», — предупредил я. Она быстро раздвинула ноги шире, а потом ещё шире, пока её задница и бритая киска полностью не раскрылись.

Порывшись в своей сумке и достав оттуда рулон клейкой ленты, я подошел к столу и встал рядом с её обнаженным телом. Я слегка провел рукой вверх и вниз по ее выгнутой спине, едва заметно шевеля пальцами. У неё на коже быстро появились мурашки. Поласкав её так несколько минут, я стянул с неё трусики, а потом обошёл стол, встав у её головы.

«Поскольку ты ослушалась меня, ты будешь наказана. Но я должен предупредить тебя, что это наказание будет очень болезненным. Так как я не хочу слышать твоих криков и стонов, а я уверен, что ты будешь кричать, я заткну тебе рот». Паника появилась у неё на лице, когда она это услышала. «Думаю, вполне уместным будет, если твоим кляпом станет бельё, которое ты надела вопреки моему желанию». И после этого, я скомкал бельё, которое она носила весь день, и затолкал ей в рот. Удерживая кляп, я оторвал кусок клейкой ленты и налепил его ей на рот. С таким кляпом, я был уверен в её молчании. Она могла издавать только приглушенное хныканье и звуки нытья.

Её глаза округлились, как блюдца, когда я произнёс следующий приказ: «Ухватись за края стола». Стол был достаточно широк и лишь её голова свисала над краем. Схватив её за волосы, я поднял её голову, заставив посмотреть на меня испуганными глазами. (Может в этом взгляде было и возбуждение?) «Слушай внимательно, потому что я скажу только один раз. Твои руки останутся точно там, где находятся сейчас. Если они сдвинутся, или ты отпустишь стол, не важно по какой причине, тогда твоё наказание лишь ухудшится, и возможно, мне придётся связать тебя. Ты это поняла, моя маленькая хуесоска?»

Так как я продолжал оттягивать её голову, она могла лишь слегка кивать, мычать и бормотать «ммххмм».

Жёсткое: «Не разочаровывай меня, шлюха», — прежде чем я отпустил волосы. Отступив, я снова достал из кармана камеру.

— КЛИК-

— КЛИК-

Засунув камеру обратно в карман, я быстро обошёл стол, встав позади неё, и начал разглядывать её великолепную попку и киску. Её ноги были достаточно широко разведены, и её ягодицы широко разошлись обнажив сморщенный маленький анус. Половые губы тоже были хорошо видны, и теперь ни один волосок не мешал взору. Желание поиграть с ей киской было сильным, но я пока не хотел, чтобы она получила хоть какое-то удовольствие. Так что я залез в сумку и достал 12 дюймовую пластиковую линейку, которую взял из дома. Она была достаточно твердой, и могла причинить боль при ударе, но она также была очень гибкой и могла сгибаться при ударе, и у неё не было острых краев и углов, чтобы случайно порезать плоть.

Последнее предупреждение моей пришедшей сейчас в ужас училке. «Наказание вот-вот начнется. Помни о моих указаниях. Не меняй положения, пока я не скажу тебе». И без дальнейших предупреждений, я обрушил линейку прямо на её правую ягодицу.

— ШМЯК-

«Mмммммм... « — она закричала через кляп, а её ягодицы сжались от боли.

Не желая давать ей время опомниться, я начал методично пороть её ягодицы линейкой.

— ШМЯК, ШМЯК, ШМЯК-

Сперва от Беки можно было услышать только приглушенное «ууууннннхххх, мммммммм, оооооохххх». Но через некоторое время, звуки, исходящие от Беки стали меняться и больше походить на стон. Я также отметил, что после каждого удара её попка становится все темнее, а ягодицы мгновенно сжимаются. Потом она быстро начала подставлять попку для следующего удара.

Если бы я не знал, что происходит, я бы подумал, что она этим наслаждается.

Через какое-то время, я, наконец, прекратил пороть её и отошёл чуть назад, наслаждаясь своей работой (и переводя дыхание). Её когда-то безупречные ягодицы и бёдра теперь покрылись тёмно-красными пятнами, и многочисленные линии от краев линейки были видны на коже. Но, что удивительно, её руки всё ещё находились в первоначальной позиции. Задница, как будто зажила своей собственной жизнью, и продолжала слегка раскачиваться взад и вперёд, словно её трахал невидимый ёбарь. Достав камеру, я сделал ещё пару снимков своей работы.

— КЛИК-

— КЛИK-

Вернувшись к её заднице, я приготовился нанести последние удары для завершения наказания. Одной рукой я попытался развести в стороны её ягодицы, насколько это было возможно. «Ты была непослушной маленькой шлюшкой и заслужила наказание». И потом я обрушил линейку с силой на её анус.

— ШМЯК-

«Иииииииии... « — всё её тело напряглось, а голова откинулась назад, и писк высокой тональности врывался из неё.

Дав ей возможность отдышаться, я спросил, «Ты заслужила быть наказанной, верно?» Ожидая увидеть, как она покачает головой — нет, я был полностью пойман врасплох, когда вместо этого она кивнула да. Я просто охуел от этого. Ей это, в натуре, начинало нравиться.

Без предупреждения, я с силой обрушил линейку снова прямо на её раскрасневшийся анус.

— ШМЯК-

Еще один высокий писк «иииииии...», и ее ягодицы начали сжиматься от боли.

— ШМЯК-

Второй удар немедленно последовал за первым. Теперь она с трудом дышала через нос, и костяшки пальцев почти побелели, от почти что смертельной хватки за стол, в который она вцепилась. Решив, что её задница приняла достаточно наказания, я решил перейти к киске. Разведя губки в стороны, чтобы открыть наиболее чувствительную часть её тела, я неожиданно понял, насколько она стала мокрой. Её губы сияли от влаги и маленькие ручейки соков из киски стекали по внутренней стороне бедер.

Мало того, что шлюхе это нравилось, она ещё и возбуждалась от этого!!!

«Так, так, так, Беки. Кажется, твой маленький секрет открыт. Какая же ты шлюшка. Твоя пизда уже мокрая. Тебе нравится, когда тебя порют, ведь так, шлюха?», — спросил я.

Я расслышал почти что рыдание, когда она кивнула — да. Её спина и плечи раскраснелись от унижения и от того, что её темный, маленький секрет стал мне известен.

«Оттопырь жопу и умоляй меня избить твою киску, шлюха», — Приказал я.

Она быстро выгнула спину и подставила мне свою задницу, и начала бормотать сквозь кляп: «мммм ммммм мм ммммм».

— ШМЯК-

Резкий удар прямо на её открытые половые губы.

Громкий вопль, «АААААААААААА...», — а затем она начала подталкивать бёдра к краю стола, так, словно пыталась тереться об него своей киской.

«Ах, ты маленькая шлюшка?»

«Анхах...», — последовал ещё один удар на её открытые губы, который теперь едва не утонул в её соках.

— ШМЯК-

Ещё один громкий вопль, «АААААААААААА... « — и более энергичные толчки к столу.

«Ты хочешь кончить, да, шлюха?»

«Анхах... « — с последующим быстрым киванием головы.

В тот момент я больше не мог сдержаться. Одним быстрым движением, я скинул штаны, схватился за член и вогнал его в её хорошо увлажнённую киску. Я безжалостно начал долбить её своим членом, погружая его на всю длину с каждым толчком. Каждый раз, когда я погружался в неё, я ощущал, как мои яйца ударяются об её клитор. В ритме со своими толчками, я начал бить её линейкой по уже подвергшимся насилию ягодицам.

Она теперь мычала и стонала в свой кляп, и с приближением оргазма, я начал кричать: «Давай, шлюха, кончай на член своего хозяина. Дай мне понять, как сильно тебе нравится быть униженной и отпижженной. Давай, блядь, кончай!»

И после этого жалостный вой вышел из неё, и всё её тело застыло. Каждый мускул в её теле сжимался, включая её киску, казалось, что мой член просто разрывается. Вскоре судороги пошли по её телу, и она снова начала стонать. Её дыхание перешло в короткие задыхающиеся вздохи. Испугавшись, что она может потерять сознание, я вытащил член из киски, обошёл стол, снял с неё клейкую ленту и вытащил изо рта промокшие от слюны трусики.

Она жадно начала хватать ртом воздух, её тело медленно расслабилось и опустилось на стол. Волосы спутались у неё на лбу, прилипнув к нему от пота, и лицо было искажено напряжением. Я заметил, что её ладони всё ещё крепко сжимают стол, и не сдвинулись ни на дюйм с самого начала.

Несмотря на то, что она только что пережила умопомрачительный оргазм, у меня всё ещё был мощный стояк, и я просто умирал, как хотел кончить. Поэтому, дав ей возможность немного отдышаться, я схватил прядь волос у неё на затылке, разместил член у входа в её рот и с силой затолкал его внутрь. Через несколько толчков я уткнулся на заднюю стенку рта.

«Тебе лучше расслабить горло, шлюха, потому что мой член идёт». При следующем толчке, я вогнал член в рот и несколько секунд подождал. Она немедленно начала давиться, что только добавило ощущений на мой член. С каждым рвотным рефлексом её горло стягивалось вокруг моего члена и пыталось вытолкнуть его. Почти обезумевший теперь от такой стимуляции, я начал быстро шурудить членом туда и обратно у неё в горле.

Я походил на охуевшего дикаря. Литературно выражаясь, чувства переполнили меня, от того что все фантазии и мечты осуществились в один момент. Эйфория от ощущения силы и полного контроля над красивой женщиной была совершенно ошеломительной. Осознание того, что она также возбуждена от унижения и избиения, только добавило эмоций.

По сей день, я не помню, давал ли я ей возможность, дышать между толчками. На тот момент, я полностью отключился. Я мог думать только об оргазме, который быстро сформировался в моих яйцах.

Без предупреждения, я вырвал член изо рта и кончил на её лицо. Нити спермы упали ей на глаза, нос, волосы и в её открытый рот, которым она хватала воздух. Казалось, это длилось целую вечность. Прошло достаточно много времени, прежде чем я осознал, что стою и по-прежнему дёргаю свой член, несмотря на то, что из него больше ничего не выходит. Я также всё ещё крепко держал её за волосы, больно оттягивая их назад.

Последний раз тряхнув головой, я одновременно отпустил её волосы и член, и отступил, наслаждаясь видом. Какое же это было зрелище. Изумительная женщина лежала на столе, с только что выпоротой киской и задницей, получившая отличный трах и затем её горло было также оттрахано, а лицо залито спермой. И она принадлежала мне — полностью. Женщина, с которой я мог делать всё, что хочу и когда хочу, ради своего наслаждения.

Я быстро схватил камеру и сделал несколько снимков её красивого лица.

— КЛИК-

— КЛИК-

«Ну, что, шлюха, твой маленький секрет раскрыт. Теперь ты будешь под контролем и будешь унижаема и избиваема». Усмехнулся я. Её лицо стало пунцово-красным, когда она от стыда склонила голову. «Я думаю, с этого момента у нас будут замечательные отношения, не так ли?», — спросил я насмешливо.

«Я думаю, сейчас самое время, установить для тебя новые правила. Во-первых, ты выучишься быть более уважительной к своим ученикам. Ты будешь обращаться к каждому официально по фамилии. Например, к Лизе ты будешь обращаться мисс Бомон. Если я услышу, что ты обращаешься к ученикам по имени, ты будешь наказана».

«Во-вторых, на своих уроках ты будешь обращаться ко мне Сэр или Хозяин. В противном случае, ты будешь наказана».

«В-третьих, твоим новым именем будет «шлюха». Когда я буду обращаться к тебе, я буду использовать твоё новое имя. Ты всё поняла, шлюха?» — спросил я.

«Да, сэр», — кротко ответила она.

«И, наконец, тебе придётся делать много такого, что покажется тебе унизительным, но я жду, что ты будешь выполнять все мои указания без вопросов и колебаний. Опять таки, в противном случае, ты будешь наказана».

«Тебе предстоит многое сделать, шлюха, поэтому не жди, что я буду церемониться с тобой. С этого дня, ты должна изо всех сил стараться доставить мне удовольствие, или твоя жизнь превратится в сущий ад», — пригрозил я.

Она нерешительно кивнула головой и прошептала тихое, «Да, сэр».

«Хорошо, очисти своё лицо, шлюха», — проинструктировал я.

Рукой она начала счищать с лица теперь уже засохшую сперму, слизывая её с дрожащих пальцев.

— КЛИК-

— КЛИК-

«Теперь шлюха, я подготовил для тебя небольшую проверку. Завтра утром, я увижу, насколько ты предана мне». Я достал из сумки оставшиеся вещи, которые взял с собой из дома, и выложил на стол, рядом с её левым плечом.

«Ровно в 6: 00, завтра утром, ты войдёшь в мужскую раздевалку. Потом ты разденешься. Когда ты будешь абсолютно голой, ты выйдешь в центр раздевалки, где найдёшь длинную, деревянную скамейку, прикрученную к полу. Возьмешь этот кляп, засунешь его в рот, и прочно установишь его». Я достал один из своих инструментов из сумки. Это был большой красный резиновый мяч с черным кожаным ремешком, проходящим сквозь него. Он был сделан так, чтобы плотно сидеть во рту раба, с помощью ремня, который крепился на затылке.

«Потом ты возьмёшь эту затычку и вставишь себе в задницу». Выражение ужаса исказило её лицо. Я положил кляп на стол и поднял телесного цвета затычку. В самой широкой точке она достигала двух дюймов. Определённо, это была не самая большая затычка для задницы, которые я видел в секс шопе, но я решил, что лучше начать с малого.

Она продолжала рассеяно слизывать мою сперму с пальцев, когда я приступил к остальной части указаний. «Как только затычка будет установлена, ты оденешь на глаза эту повязку, опять таки, убедившись, что она прочно сидит на месте. Потом возьмёшь эти наручники и закроешь их на своих руках под лавкой, и будешь ждать моего прихода», — закончил я.

В таком положении, она будет слепа и нема, и с руками сомкнутыми под лавкой, не в состоянии двигаться. По сути, она станет абсолютно беспомощна в раздевалке мальчиков, где риск, быть обнаруженной потенциально был очень высок. К счастью для неё, я проверил график уроков, и с утра не было никаких тренировок. Однако, я не сказал ей об этом. Я хотел, чтобы она верила, что риск обнаружения велик, и это добавит унижения.

Я видел, как её мозг работает над тем, что я только что сказал ей сделать. Она слабо попыталась протестовать. «Пожалуйста, сэр, только не там. Я обещаю, я буду делать всё, что вы мне скажете, только не заставляйте меня делать это в раздевалке для мальчиков. Я просто не смогу».

«Помнишь, о чем я сказал тебе, шлюха. Тебе ещё многое предстоит сделать, так что не разочаровывай меня. Это не обсуждается. Увидимся завтра утром». Сказав это, я повернулся и вышел из комнаты, оставив её, лежать голой на столе».

Сразу же, выйдя из класса, я направился в мужскую раздевалку, чтобы подготовить её к завтрашнему дню. Летом, в Лос-Анджелесе, у меня была возможность посетить один из электронных магазинов, специализирующийся на продаже шпионского оборудования. Я приобрёл очень маленькую беспроводную камеру, примерно в четверть дюйма в ширину и три четверти дюйма в длину. Используя магнит, я мог установить её вертикально в вентиляционном отверстии на стене, которая горизонтально проходила по отношению к скамейке в середине зала.

Установив её высоко и прямо над шарниром, крошечную камеру будет практически невозможно увидеть, даже если смотреть прямо на неё. Камера, к сожалению, имела рабочий диапазон в 25 футов, так что мне нужно было найти безопасное место поблизости, где бы я мог настроить оборудование для записи. К счастью, шкаф уборщиков располагался по соседству с раздевалкой. Там я достал маленький цифровой рекордер, и установил его на активацию при движении. У рекордера памяти хватало на то чтобы записать три часа съёмки.



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Алиса

Анжела

Олеся

Анжела

Алена