Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

Дверь в грузовую секцию, наконец начала поддаваться. Бур работал исправно, вгрызаясь в углекерамическую поверхность. А затем раздался свист выходящего воздуха. Витта замерла, тут же сообразив, что по ту сторону вакуум. Для неё, это в общем-то было не опасно. Интересно, где же тогда капитан и Анджела? Покинуть грузовую секцию они никак не могли. Отступать, попросту, было уже некуда. Значит, надели скафандры и по-прежнему находятся внутри. Интересно, на что же они рассчитывают? Неужели капитан думает, что безвоздушная среда воспрепятствует чифте и она не доберется до девчонки?

Выламывать всю дверь не понадобилось, достаточно было повредить систему запирания.

Витта открыла двери и одновременно с этим активировала в своих стопах гравитационные компенсаторы. Теперь, отсутствие силы притяжения не будет мешать ей спокойно двигаться в вакууме. Воздух покинул навигационный отсек и его, разумеется не было здесь — в грузовой секции. Двустворчатый люк в противоположном конце помещения был открыт. Часть ящиков и контейнеров, что были не закреплены выбросило в космос, некоторые плавали под потолком.

Витта заметила Анджелу, стоявшую возле открытого люка. Девушка была в скафандре и держалась одной рукой за боковой поручень. Сквозь стекло шлема виднелось её бледное лицо и глаза, полные страха. Витта усмехнулась. Бегай — не бегай, а исход очевиден. Девчонке придётся смириться со своей участью. В правой руке чифта по-прежнему сжимала бур. Им, она собиралась пробить скафандр Анджелы.

Так, ну а где же собственно капитан?

Витта сделала пару шагов вперёд и огляделась. Радимцева нигде не видно. Неужели его выбросило в космос, когда он открыл люк? Ну нет, невозможно, чтобы нечто подобное случилось с таким опытным звездолетчиком. Скорее всего он выбрался на внешний корпус модуля. Вот, только зачем? Впрочем, неважно. Это даже к лучшему, что его нет. Теперь, следует быстро убить девчонку и уже после отыскать капитана. Да он будет не в восторге — понятное дело, но ему придётся смириться с неизбежным.

Витта двинулась в сторону Анджелы. Открытый космос не мог убить её, но оказалось, сильно стеснял в движениях. Поскольку внешние покровы чифты имитировали человеческую плоть, они нуждались в циркуляции питательных веществ. Проводниками были органические растворы. В условиях открытого космоса все подкожные жидкости начали замерзать, что привело к общей одеревенелости тела. Витта двигалась к своей жертве целенаправленно, но медленно. Одежда, руки и лицо и чифты покрылись заледенелой коркой. С каждым шагом отдельные куски этой корки начали отваливаться вместе с кожей, обнажая стальной блеск хромированного черепа.

До замершей в ужасе Анджелы оставалось пять-шесть шагов, когда внезапно сверху на Витту прыгнул Радимцев. Оказывается, всё это время он скрывался за грудой контейнеров, что болтались под потолком.

В другое время чифта среагировала бы мгновенно, даже на столь внезапное нападение, но сейчас ей собственная, расползающаяся, отяжелевшая плоть тормозила её. Андрей нацепил ей на плечи репульсионный ранец и резко толкнул Витту в сторону открытого люка. Она закричала беззвучно, отчего рот её по краям лопнул, и в последний момент попыталась схватить Анджелу, но девушка отпрянула в сторону. Витта вывалилась в открытое пространство. Андрей поспешно поднял пульт дистанционного управления и активировал репульсионный ранец. Из дисковидных сопел вырвалось зеленоватое пламя и Витту стремительно понесло прочь от модуля. Её следовало отбросить подальше, поскольку лишившись плоти и оставшись в виде стального скелета Витта вновь обретёт присущую ей подвижность и скорость. Не дай то бог ей тогда за что-нибудь зацепиться на поверхности модуля. Вакуум и холод безусловно уничтожат её, но ни сразу. И у Витты будет время снова пробраться внутрь. Отлетев же на несколько километров, она неизбежно затеряется среди астероидов и космической пыли. Его план сработал и Радимцев облегченно вздохнул, когда мигающий зеленый огонёк исчез в море каменных глыб, плывущих вокруг. Нажав другую кнопку Андрей закрыл створки люка. Затем, он восстановил подачу кислорода из резервных емкостей и когда нужный уровень был достигнут снял шлем. Анджела последовала его примеру.

— Боже мой! — вскричала она. — Я так испугалась! Ты бы видел её лицо!

Андрей обнял девушку, насколько это позволял скафандр.

— Ну всё, теперь мы в безопасности. От неё, по крайней мере.

И тут из коммуникатора, встроенного в шлем вырвалось шипение, затем раздался голос Витты, искаженный помехами:

— Капитан, зачем ты так со мной? Я ведь люблю тебя. Ты знаешь, за тебя, я бы отдала всю свою жизнь без остатка.

Наступило тяжелое молчание, прерываемое, лишь шипением и треском доносящимся из устройства связи. Наконец, Андрей сказал:

— Я знаю, Витта. Ты была моей лучшей... подругой. Но я не мог позволить тебе убить девушку. От неё теперь зависит жизнь всего рода человеческого! Понимаешь? Не мог!

— Я получила серьёзные повреждения здесь в астероидах, капитан. Ухожу, отключаюсь... умираю, — в голосе чифты звучала тяжёлая и глубокая тоска. — Как быстро закончилась вторая жизнь. Как быстро.

— Витта!

— Но напоследок, запомни, что скажу тебе, мой капитан, — теперь из коммуникатора шёл зловещий шепот. — Настанет время и ты пожалеешь о том, какой выбор сегодня сделал. Люди пожалеют о том, что отказались от нас, таких послушных, таких понимающих, таких исполнительных и верных. Придёт время и ты вспомнишь свою Витту, вспомнишь мои слова. Прощай же.

Шипение, треск, шипение, треск. И более ни звука.

На сердце Радимцева упала неимоверная тяжесть. Он снова потерял свою Витту. Снова! Только теперь, убил её сам. Может, стоило найти иной выход? Иное решение?

Из коммуникатора внезапно раздался голос Альфы:

— Наблюдаю прибытие тридцати кораблей Италийской республики. В секторе пространства 5—670 развертываются силы колоний Британского союза.

— Идём в навигационную, оттуда лучше наблюдать, — сказал Радимцев.

Да, не время сейчас придаваться тоске и сомнениям. Сейчас нужны все силы, вся его воля, чтобы сражаться за то, ради чего он убил собственную любимую чифту.

Они покинули грузовую секцию и избавились от скафандров. Остались в комбинезонах, поскольку переодеваться во что-то ещё не было ни нужды, ни времени. Особенно торопился занять кресло перед пультом управления Радимцев. Ему не терпелось узнать, что сейчас происходит на периферии системы. Вокруг включились голо-экраны, попутно шла текстовая информация. Капитан активировал систему перехвата связи. Эфир, просто кипел. Со стороны прибывших флотилий друг к другу сыпались вопросы, требования, угрозы: «зачем вы прибыли», «по какому праву ваши корабли здесь», «освободите сектор», «убирайтесь к чёрту!», «ваше выдвижение вперёд мы рассматриваем, как нападение!», «Наши интересы!», «Вся система под нашей военной юрисдикцией», «проваливайте или мы открываем огонь!».

Со стороны фатерляндской флотилии внезапно отделилось две эскадрильи и устремились в сторону астероидного скопления, где дрейфовал спасательный модуль. Тотчас им на перехват ринулись италийские истребители и перехватчики империума Ямото. Из коммуникатора донеслось:

— Сектор 2—6-7, спасательный модуль, видим вас на экранах радара. К вам обращается командующий фатерляндского пограничного патруля № 488. Оставайтесь на месте и приготовьтесь к стыковке.

Но тут же, в эфир ворвался грубый поток брани и затем:

— Фатерляндский патруль, это имперские силы Ямото! Если вы приблизитесь к модулю, мы открываем огонь на поражение!

Фатерляндцы заявили, что это равносильно объявлению войны. Италийцы потребовали, чтобы и те и другие убирались прочь.

К месту начавшегося конфликта уже подходили корабли 7-го Кластера.

— Гильдия Свободных Солдат обращается ко всем прибывшим! Операция в этом секторе изначально проводилась нами. Только мы имеем право подобрать модуль. На его борту наша собственность. Все попытки перехватить модуль будут расцениваться, как нападение на 7-ой Кластер!

Но к наемникам никто не прислушался. Все флотилии устремились вперёд. Первыми по фатерляндским кораблям открыли огонь силы Ямото. Сотни ракет устремились к целям. Каменно-пылевое море мгновенно озарилось беспорядочными вспышками.

— Что происходит? — ужасе прошептала Анджела, глядя, как один за другим начали гибнуть корабли.

— Это плата за тебя, — усмехнулся Радимцев. — И дальше будет больше. Ставки растут.

— Это неправильно! — воскликнула девушка. — Неужели нужно убивать друг друга?

— Самое забавное, что никто из них точно не знает, существуешь ли ты на самом деле, — рассмеялся капитан. — Тот наёмник — Палач всем растрезвонил о тебе. И ведь все поверили этой непроверенной информации! Правда это или просто чья-то злая шутка — не важно. Вот ведь до чего мы дожили. Оказывается достаточного одного только намека на существование живой бабы и все готовы рвать глотку всем. Каждая из сторон боится, что соперники опередят его, поэтому и отправили сюда без всякой проверки флот.

— Нужно остановить это, — пошептала Анджела. — Всё должно быть не так.

— Как это остановить? — Радимцев пожал плечами. — Война началась, уже есть жертвы. Пути назад нет.

— Я могу обратиться ко всем! — воскликнула юная марсалийка. — Это ведь можно устроить? Я расскажу им об «Обители», я расскажу всем о своей миссии, я прекращу эту бойню!

— Боюсь, твоё выступление, лишь сделает борьбу ожесточенней. Теперь, все уже будут знать, за что сражаются.

— Но почему! Почему нельзя всё решить мирным путём! — из глаз Анджелы хлынули слёзы. — Ведь можно же собрать Совет всех планет, где я бы выступила, можно же решить, как возвратить всех женщин, как никого не обидеть и дать шанс на продолжение жизни всем!

— О, милая, ты рассуждаешь, как женщина, — кивнул капитан. — С абсолютно женским подходом. Впрочем, чему я удивляюсь? Ты ведь я есть — настоящая женщина, а не фембот. Но мужчины рассуждают по-другому. Для мужчин в нынешних условиях ты добыча. И никто добычу упустить не захочет, никто не захочет отдавать её другому. Если не принимать во внимание «Обитель», ты единственный шанс на продолжение людского рода. И каждый мужчина хочет продлить именно свой, и только свой род. Ну, а поскольку в этой ситуации задействованы не отдельные люди, а целые народы, речь и идёт о выживании этих народов. И они за своё продолжение, за право жить в этом мире готовы на любую цену.

— И ты тоже? — всхлипнув, спросила Анджела.

Радимцев не ответил ей сразу. Это было не просто. Поскольку вопрос о выживании других наций его не интересовал, он переживал сейчас из-за иной дилеммы: своего личного интереса и благополучия своего народа. Ему хотелось, чтобы Анджела осталась с ним. Но, как случится на самом деле? Что, если в интересах государства правители Звёздной Федерации Восточных Славян разлучат их навсегда? Как будет решена судьба женщин на «Обители»? Справедливо ли будет их распределение? Начнут ли из их генного материала воспроизводство девочек, чтобы в будущем хватило всем?

Вопросов множество. Но сейчас не время для них. Радимцев постарался отогнать лишние и несвоевременные мысли. Прежде всего, следовало сделать так, чтобы Анджела не досталась никому, пока не подоспеют на помощь свои. Эвакуацию модуля должны провести силы ЗФВС и никто иной. Ожидавшей ответов девушке Андрей сказал:

— Я не могу объяснить тебе всего. Это всё сложно и неоднозначно. Хочу лишь сказать, что моё желание — это остаться с тобой. Я не хочу делить тебя ни с кем. Но хочешь ли ты сама этого?

— Я тоже, хочу остаться с тобой. Только ты и я, — тихо произнесла Анджела. — Но ещё, я хочу...

— Передать часть своего генетического материала, например твоим соотечественникам марсалийцам, — добавил капитан.

— Да, безусловно, — кивнула девушка. — Но не только им. Всем людям.

— Возможно потом, так и будет, — кивнул Радимцев. — Но сейчас это невозможно. Сама посмотри, что происходит. Это уже не остановить.

На обзорных экранах развернулась грандиозная панорама сражения. Битва всех против всех. Некоторое преимущество получили корабли Ново-техаского союза. Следуя за всеми остальными, они начали поражать флотилии других колоний с тыла. Почти полностью была уничтожена флотилия бразиландцев, сильно удалось потрепать корпус империума Ямото, тем более их яростно атаковали с левого фланга фатерляндцы.

Первыми просекли подлую тактику ново-техасцев командиры Цень-Ванского флота. Они быстро развернули свои звездолеты, зашли с флангов и пользуясь своим численным преимуществом буквально утопили флотилию ново-техасцев в огне.

Наёмники 7-го Кластера весьма успешно пролагали себе путь к вожделенному модулю, уничтожая более лёгкие и менее защищенные корабли марсалийцев. Но в самой гуще астероидов им пришлось столкнуться с крейсерами и истребителями италийцев. Последние удачно вышли на перехват и битва закипела нешуточная. Среди астероидов вспыхивали ослепительные разрывы ракет и всполохи от ионных орудий. Завеса из космической пыли озарялась разноцветными всполохами. Обломки кораблей и изуродованные тела солдат стремительно заполняли пространство.

Несколько десантных кораблей цень-ванцев прорвались дальше вглубь астероидного поля и оказались к спасательному модулю ближе всего. На трёх огромных глыбах был высажен десант, развернуты системы противо-ракетной обороны и тактические комплексы поражения. Теперь, всякий корабль, приближавшийся к цели мгновенно уничтожался. Для подавления цень-ванских позиций от любого флота требовались теперь скоординированные усилия с применение различных наступательных и оборонительных тактик. Но сделать это было невозможно, поскольку приходилось отбиваться от других и тратить на это все силы. Италийцы ухитрились сформировать небольшую тактическую группу из восьми крейсеров, двух десятков истребителей и шести планетарных бомбардировщиков. Эта эскадрилья вырвалась из гущи битвы, совершила обходной маневр и приблизилась к астероидам на которых засели цень-ванцы. Туча ракет была выпущена в цели. Перехватчики устремились навстречу и почти справились с задачей. Большая часть ракет была ликвидирована на подлёте. Но с десяток прорвались и поразили развернутые над астероидами энергетические щиты. Кое-где защита была сдёрнута. Но ответный залп цень-ванцев уничтожил три италийских крейсера, существенно ослабив тем самым напавшую эскадрилью. В отчаянии италийские бомбардировщики ринулись вперед, чтобы прорваться как можно ближе к астероидам. Они успели сбросить в разрывы защитных полей с десяток бомб, но были и сами один за другим поражены. Впрочем, цень-ванцам, тоже досталось. Генераторы защитных полей работали на пределе своих возможностей. Часть средств ПВО была уничтожена взрывами.

Италийцы разделили силы. Три крейсера устремились в самоубийственную атаку на астероидные базы, два других устремились в обход, чтобы любой ценой добраться до спасательного модуля. Цень-ванцы поняли задумку врага и обрушили всю мощь своих боевых комплексов на два крейсера. Их ракеты смогли поразить один, но второй прорвался и вышел за пределы дистанции поражения.

Радимцев отчетливо видел этот италийский крейсер. Местами поврежденный взрывами, лишившийся части щитов и орудий, он упорно продвигался к цели, расстреливая из ионных пушек встречные астероиды, мешавшие ему.

— Ну уж, нет, — хмыкнул Радимцев. — Тебе до нас не добраться.

Он запустил двигатели. Из дюз вырвалось фиолетовое пламя. Конечно, полетные качества модуля были не ахти, но маневрировать и достаточно быстро передвигаться капитан мог. Он повёл свой модуль в сторону и нырнул под одну из огромных глыб. Как раз вовремя. По корпусу, уже скользнул луч гравитационного захвата, но рыбка сорвалась с крючка.

— Не возьмёшь, сука, — прорычал Андрей ещё резче отворачивая в сторону.

Между модулем и ит

алийским крейсером теперь было пять или шесть внушительного размера глыб. Но преследователи не собирались сдаваться. И хотя один из их щитов по левому борту схлопнулся, соприкоснувшись с каменной глыбой, они устремились в погоню. Возможности спасательного модуля и боевого крейсера, конечно же, были не сопоставимы. Капитан знал, рано или поздно они попадутся. Но он тоже не собирался сдаваться. Модуль нырял и уворачивался, мчался то зигзагами, то выписывая замысловатые спирали. Но гравитационный луч упорно искал беглеца, цеплял его, срывался и снова цеплял. В какой-то миг захват оказался надёжным и по экранам контроля побежала тревожащая информация. Радимцев ощутил, что не может управлять и яростно взвыл.

Но тут пришла нежданная помощь. Из гутой пелены пылевого облака внезапно вырвался тяжелый перехватчик Ново-Техасского флота. Пройдя над верхней палубой италийского крейсера, он выпустил с дюжину ракет. Гравитационный захват исчез, а крейсер превратился в стремительно раздувающийся огненный шар.

Впрочем, пилот перехватчика не долго торжествовал свою победу. Со стороны его левого борта показался страшно потрепанный, весь в рваный ранах дредноут наёмников 7-го Кластера. Из его пробоин рвался воздух, во внутренних отсеках бушевало пламя: его отблески были видны сквозь узкие прозрачные париакрилловые панели на бортах. Вероятно, большая часть команды погибла, но те кто уцелел, смогли нанести последний удар. Четыре ракетные установки произвели выстрел с расстояния мене чем в пять километров. Перехватчик, буквально разорвало в клочья, и останки его исчезли в зеленовато-огненном шаре.

— Отлично, теперь смотаемся и от этих! — вскричал Радимцев, резко крутанув штурвал.

Спасательный модуль нырнул под очередную глыбу. Дредноут попытался повторить этот маневр, но видимо система управления у наемников пошла в разнос. Боевой корабль повело в сторону, и он врезался во внушительных размеров астероид. Страшный удар расколол дредноут почти пополам, а последовавшая за этим целая серия взрывов внутри корпуса довершила дело. Корабль наёмников распался на тысячи кусков.

— Боже мой, — пошептала Анджела, наблюдая за тем что творится на обзорных экранах.

На пультом управления появилась Альфа.

— Капитан, только что в секторе 696 на периферии сенсоры уловили сигналы нашего флота.

— Наконец-то! — Андрей ликующе вскинул вверх правую руку. — Двигаемся в том же направлении!

Юная марсалийка его восторгов не разделяла. Она была явно подавлена от развернувшейся в космосе бойни и не только поэтому. Её страшило неопределенное будущее. Её приводило в отчаяние, что всё пошло не так, что миссия с которой она отправилась с «Обители» по сути провалилась.

— Всё будет хорошо, — попытался успокоить девушку капитан. — Все проблемы решатся.

— Не будет всё хорошо, — прошептала Анджела. — Всё уже — хуже некуда.

— Почему ты так говоришь? Или ты и вправду думала, что твоё появление пройдёт тихо и мирно? Война всё равно бы случилась. Представители любой из земных колоний попытались бы захватить тебя и не отдать другим. Даже, твои соотечественники марсалийцы поступили бы также.

— Я это теперь понимаю и мне горько от этого. Но ещё горше от того, что в итоге я достанусь чужому народу.

— Мой народ не обидит тебя, будь спокойна. Ты ведь теперь величайшая ценность в Галактике.

— Да, я знаю, но твой народ не поделится этой ценностью с другими. Твои соотечественники захватят и всех остальных женщин с «Обители». Захватят только для себя.

— Я бы не стал так категорично утверждать, — сказал Радимцев, хотя был уверен, что именно так и будет. — Возможно, начнутся переговоры, придумают какие-то приемлемые для всех условия. В общем, что-то решат.

— Ты думаешь? — Анджела немного оживилась. — Думаешь, моя миссия не напрасна?

— Я очень на это надеюсь, — ответил Андрей, стараясь выглядеть при этом искренним. — Надеюсь, что все смогут друг с другом договориться. В дело вступят дипломаты, это ведь не то, что военные с их прямолинейностью.

На самом деле, Радимцев очень надеялся, что его соотечественники, заполучив женщин надёжно скроют их, оставят только себе. Да это можно назвать эгоизмом, но всякий эгоизм, всякие нормы морали и понятия о справедливости уходят на второй план, когда речь заходит о выживании твоего народа. Это главный и непререкаемый императив.

С коммуникатора пришёл сигнал вызова. Радимцев ответил. На встроенном экране прибора связи появился сурового вида седовласый мужчина с пронзительным взглядом в черной форме и регалиями шестизвёздного адмирала. Андрей знал его. Адмирал третьей боевой эскадры пограничного сектора Виктор Громов.

— Спасательный модуль, как связь?

— Связь в норме, — ответил Радимцев.

— Правительство передало приказ забрать тебя отсюда, сынок. Ты готов?

— Более чем, адмирал.

— Отлично, наши корабли на подходе. Ты четко виден на наших радарах.

— Да, побыстрее бы домой, а то здесь становится жарковато, — нервно рассмеялся Андрей.

— Вижу, вижу, — ухмыльнулся Громов. — Сколько же флотов здесь сражается?

— С дюжину. Но всё время подходят новые.

— Неужели это правда?

— Адмирал?

— Ну, то, что вся эта драка из-за настоящей живой девчонки, которая якобы находится вместе с тобой в модуле?

— Вот, она, — Радимцев подвёл Анджелу ближе к пульту управления, чтобы она попала в поле зрения адмирала.

— Хм..., — глубокомысленно произнёс Громов. — Весьма симпатичная, весьма... Точно, не чифта?

— Самая настоящая, — ответил Андрей.

— А ты, наверняка и проверил уже? — усмехнулся Громов.

Радимцев и Анджела разом покраснели.

— Ладно, не волнуйтесь, скоро подберём вас.

— Адмирал, у меня личная просьба, даже требование, — выдохнул Радимцев. — Полагаю, я имею право на определенную награду...

— Ближе к делу, — нахмурился Громов.

— Я хочу, чтобы Анджела осталась со мной. После того, как она ответит на вопросы, после медицинского обследования, после...

— Я понял, тебя, сынок. Вполне справедливо, я похлопочу, — кивнул адмирал.

Между тем появление сильной флотилии ЗФВС в составе сотни боевых кораблей разного класса всполошило всех остальных. Эфир сотрясался от запросов, от гневных тирад, угроз, требований. Сенсоры всех находящихся в системе звездолетов начали отмечать движение спасательного модуля в сторону славянских кораблей. Тотчас, отовсюду на перехват ринулись десятки судов. Ни одна из сторон не считалась с потерями. Захватить модуль — вот главная цель. Захватить любой ценой!

Адмирал Громов приказал отправить сообщение всем по открытым каналам.

— Спасательный модуль со звездолета «212 — Тритон» приписан к гражданскому порту колонии Радонеж. Владелец вышеназванного звездолета является гражданином Радонежа, а сама колония входит в состав Звездной Федерации Восточных Славян. Следовательно, атака модуля или его захват расцениваются нами, как нападение на ЗФВС. Всем кораблям, приближающимся сейчас к сектору системы 698-а, вхождение в названный сектор равноценно объявлению нам войны. Будет открыт огонь на поражение.

Часть италийских кораблей вняли сообщению и начали поворачивать обратно. Замедлили ход фатерляндские звездолёты. Флотилия империума Ямото, напротив начала собирать свои разрозненные силы в единый кулак и решительно продвигаться в сторону флота ЗФВС. Ново-техасцы получили подкрепление из трёх десятков кораблей и тоже, судя по всему не собирались отказываться от своих планов. Столь же решительны были марсалийцы, хотя от их флотилии осталось не больше дюжины изрядно потрепанных судов. Цень-ванцы перегруппировывали свои силы возле астероидных баз. Они не приближались, но явно не собирались выходить из боя. Вскоре, их план стал ясен. Из гиперпространства в непосредственной близости от астероидного поля вышло десять цень-ванских авианосцев в сопровождении полусотни кораблей прикрытия. Они оказались в тылу флотилии Громова.

Адмирал приказал десяти своим ударным крейсерам развернуться, чтобы удержать второй флот цень-ванцев, в то время, как остальные продолжали двигаться на сближение со спасательным модулем. Вперёд уже были выпущены истребители и перехватчики. Двигались среди них и военно-транспортные буксиры с готовыми к действию гравитационными системами захвата.

Ново-техасцы, империум Ямото и маралийцы напали на силы перехвата разом. Но действовали они нескоординировано. Более того, ново-техасцы, пользуясь беспорядком уничтожили несколько судов оппонентов. Корабли Ямото и марсалийцы открыли ответный огонь. Вокруг спасательного модуля кипело огненное кольцо. Откуда-то из-за плотного скопления астероидов прорвалась группа перехватчиков 7-го Кластера. По спасательному модулю стегнула петля гравитационного захвата. Но мгновение спустя, выбросивший её звездолет был уничтожен истребителем ЗФВС. Оставшиеся пять кораблей наёмников сражались яростно и полное их истребление стоило славянам трёх истребителей. Приблизился транспортник. Прилетевшая со стороны флота Ямото ракета вспорола ему правый борт. Операция по захвату сорвалась. Второй транспортник, попытавшийся захватить модуль был протаранен марсалийским истребителем.

Славяне усилили огонь по всем приближающимся кораблям, одновременно расширяя вокруг своей цели сферу охвата. Подходили всё новые и новые корабли. Адмирал бросал в бой последние резервы. Десять крейсеров, направленные для перехвата второго флота цень-ванцев, также вступили в бой.

Усилия пилотов третьего транспортника увенчались успехом. Спасательный модуль был, наконец надёжно захвачен и направлен в сторону распахнутых створок ангара. Битва вокруг продолжала кипеть. Защитную сферу, сотканную энергополями кораблей ЗФВС таранили и расстреливали со всех сторон. Адмиралу Громову сообщили, что эвакуация цели успешно проведена.

— Всё, теперь уходим, — скомандовал Громов. — 9, 27, 16 и 17 прикрывайте транспорт «Элиот — 14—100». Сводной группе 35 выйти из боя и следовать в арьергарде. Эскадрильи 65, 12, 43, 44 и 65-Б образовать по пути следования второй эшелон прикрытия.

— Ну всё, думаю теперь мы в безопасности, — сказал Радимцев, устало откидываясь на спинку кресла.

Анджела ничего не сказала. Всё также сидела, опустив голову. Очевидно — хорошее настроение к ней вернётся ещё не скоро. Андрей всё понимал и решил на время воздержаться от всяких разговоров с девушкой. Только, если она сама что-нибудь спросит.

Атакуемый со всех сторон и направлений флот ЗФВС спешно направлялся к периферии системы, чтобы уйти в гиперпространство. Их путь отмечался целой вереницей уничтоженных кораблей: своих и вражеских.

На связь с Радимцевым снова вышел адмирал Громов.

— Всё в порядке? — спросил он.

— У нас всё хорошо, — ответил Андрей. — Есть только один момент... В секторе 68—14 находится ремонтно-техническая секция моего модуля. Нужно уничтожить её.

Да, Радимцев не забыл про Палача и про то, что у того может быть информация, которую следует скрыть. Хорошо ещё, что этот ублюдок всем сообщил, лишь об Анджеле, а про «Обитель» забыл, или же не сообщил о станции по какой-то другой причине.

Левая бровь адмирала удивленно приподнялась, но он не стал задавать вопросов. Одной из эскадрилий тотчас отдал приказ найти рем-секцию и ликвидировать её.

Выдвижение одной из эскадрилий славян в обратном направлении сбило всех преследователей с толка. В пылу боя никто и не обратил внимания на рем-секцию, посчитав её просто обломком, каковым она впрочем, и была.

Первыми неладное заподозрили ново-техасцы. Что бы не находилось в рем-секции, а там, скорее всего был источник какой-то информации, они решили захватить обломок модуля любой ценой. На перехват им бросилась эскадрилья недавно прибывших квебекцев. Задача тех и других была осложнена тем, что рем-секцию следовало захватить, в то время, как истребители ЗФВС просто открыли огонь. Первая же достигшая цели ракета превратила её в фосфоресцирующее облако. Некоторые из выстрелов поразили корабли квебекцев и ново-техасцев, но это уже не имело значения, истребители славян не планировали ввязываться в бой и устремились вслед за уходящим из системы флотом. Достигшие допустимой дистанции корабли, уже начали переход в гиперпространство.

— Что теперь? Куда мы направляемся? — поинтересовался Радимцев у адмирала.

— Пока не домой, — ответил тот. — Организована военно-исследовательская база с красным кодом секретности. Туда мы и направимся, пока всё не станет ясно.

— Полагаете, флоты остальных колоний — государств прибудут к границам ЗФВС, чтобы перехватить нас там?

— Это очевидно. Поэтому, там мы не должны появляться.

— А что с «Обителью»? Вам ведь полковник Романов передал о ней информацию?

— Он передал нам всё, что передал ему ты, сынок. К «Обители» был отправлен другой наш флот. Перед тем, как мы начали вытаскивать тебя, поступило сообщение, что эвакуация женщин началась.

— Там нет никаких проблем?

— Нет, судя по всему. У многих женщин, как мне сообщают, что-то вроде шока и одновременно воодушевления. Есть случаи истерики. Но это я думаю, к проблемам это не стоит относить.

— На «Обители» были женщины разных наций, — сказал Радимцев. — Боюсь, проблемы начнутся, когда они потребуют отправить их к соотечественникам.

— С этим мы разберёмся, — отмахнулся адмирал. — Тебя то, уж точно не должно это заботить.

— Да, пожалуй, — согласился Андрей. — Меня заботит одна конкретная девушка, которая сейчас рядом со мной.

— Вопрос, я думаю, будет решён положительно, — кивнул адмирал и улыбнулся. — Я же обещал, что похлопочу за вас обоих. Но какое-то время вам придётся пожить на нашей базе и не высовывать с неё даже носа.

— Прошу прощения, я получается — пленница? — внезапно подняв голову, спросила Анджела.

— Вы наша гостья, — ответил Громов. — Причём, очень почетная гостья.

— Но гостей, ведь не лишают свободы.

— Так, вы, моя юная мадмуазель и не будите её лишены. Я ведь образно сказал, что нельзя покидать базу, но имел ввиду планету на которой она расположена. В пределах этой планеты, вы свободны. Кстати, там есть немало красивых мест, думаю, вам понравится. Когда мы убедимся, что опасность ни вам, ни вашим подругам с «Обители» не угрожает, вопрос о вашей, так сказать полной свободе будет решен положительно.

— И сколько это займёт по времени?

— А вы, куда-то спешите?

— Нет, но..., — Анджела под пристальным ироничным взглядом адмирала смутилась. — Просто, хотелось бы знать. Андрей не может мне сказать, но может быть вы — представитель власти для меня это проясните.

— Не думаю, что ваше пребывание на нашей базе продлится долго, — с глубокомысленным видом начал Громов. — Пусть Галактика успокоится, политический кризис, вызванный нынешним военным столкновением должен быть урегулирован. Как считаете? Вы и ваши подруги побудите пока в безопасном месте, ну а после, когда всё уляжется, я не вижу причин ограничивать вас в свободе.

Радимцев только усмехнулся словам адмирала. Хорошо, что Анджела не заметила. Громов, понятное дело лукавил. На самом деле и Анджела и все девушки с «Обители» лет на двадцать, если не больше задержатся на секретных базах. Скорее всего, им предстоит стать женами высших офицеров и политиков ЗФВС. Их генетический материл будет использован для воссоздания миллионов других женщин, чтобы со временем весь славянский народ обрёл бы свою вторую половину. Ну, а потом... Что будет дальше, ведал, один лишь Всевышний.

Слова адмирала, все-таки немного успокоили Анджелу. Она, даже стала улыбаться и поглядывать по сторонам веселее. Прижалась к Андрею, и он нежно обнял её. Что ни говори, а юность не может долго прибывать в унынии.

Флот славян двигался через пространство. Двигался вперёд — к возрожденной надежде. К великому будущему своего народа.

КОНЕЦ
Еrixx
2015



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Жанна

Анжела

Ангелина

Анжела

Алена