Звони 8-809-505-1212

Секс по телефону

Набери код 3707

Сексуальная история

— Артемка! Догоняй! — Крикнула женщина лет сорока.

— Иду. — Промычал под нос долговязый худой юноша.

Он тащил на себе огромный рюкзак за спиной и в руках большую спортивную сумку. Пот стекал по его лицу, черная футболка покрылась белыми разводами, носки в кроссовках промокли насквозь, как и трусы под шортами. Мокрая кожа в промежности зудела и неприятно натирала, делая его походку неуклюжей.

Женщина казалось не замечала августовскую жару. Одетая в белую футболку, и белые обтягивающие джинсы, шла уверенно по пыльной дороге мимо высоких заборов элитных дач. На голове крашенные белые волосы до плеч, собранные в хвост. Под обтягивающей одеждой проступали контуры нижнего белья. Она ключами отомкнула большую железную дверь и без усилий отворила калитку.

К дому вела засыпанная белым гравием дорожка. Огибала кусты и деревья и упиралась в открытую террасу с большим красивым крыльцом. Широкая асфальтированная дорожка от ворот к гаражу была закрыта зеленой изгородью, чтобы не портить впечатление от дизайнерского двора. Все было продуманно до мелочей. Площадка для отдыха с мангалом и печкой, массивным столом подчеркивающий власть и мощь хозяина. Все насаждения рассчитаны так что с апреля по октябрь пестрили цветами либо плодами.

В доме было темно и прохладно. Светлана с облегчением вздохнула, поставила сумку с вещами на стол в прихожей, прошла на кухню. Везде было чисто и расставлено по своим местам. Большой холодильник встроенный в шкаф работал и был забит продуктами.

— Чё поесть? — Раздался голос сына за спиной.

— Курочка гриль, колбаса, сосиски, сыр, помидоры, капуста, арбуз, икра черная, красная.

— Могла остановится на курочке.

— Может тут картошка найдется я поджарю.

— Да не. Есть охота давай так с хлебом.

— Я сначала хочу в душ. Пойдешь первый или после меня?

— Иди. Я пока поем.

В доме было две ванных комнаты, но еще был и уличный. Это была прихоть хозяина дома. На заднем дворе стояли лично им сделанные туалет, душевая, сарай для садового инвентаря. Разбит огород на котором были посажены экзотические растения. Теплица с мандаринами и другими тропическими растениями. Эта часть двора резко отличалась от фасадного, но выглядело тоже не плохо, как у крепкого хозяина. Естественно этот порядок и ухоженность за счет нанятой рабочей силы, но, когда Геннадий Владимирович приезжает на свою дачу, он работает не покладая рук. Он что-нибудь строит мастерит или помогает жене на огороде. Он так отдыхает обязательно хотя бы раз в месяц.

Стоял полный штиль, солнце припекало кожу будто раскаленные угли в мангале, высокая сухая трава выгорела и еле заметно покачивалась, пахло сеном и землей. Светлана остановилась и прислушалась, глубоко вдохнула чистый воздух. Стояла звенящая тишина, даже насекомые в этот час прятались от солнца. Она испытывала восторг и трепет перед столь простым и таким редким явлением. Осторожно, стараясь не нарушать тишину, подкралась к деревянной будочке с черным баком на крыше. Сколочена она была ровно, надежно. Выкрашена в белый цвет. Доски подогнаны плотно так что не видно стыков, под крышей незастеклённые окошки, в двери три вертикальных паза. Рядом с дверью крючки для одежды и полотенца, а ниже полочка для обуви.

Светлана разделать, повесила вещи на крючок и зашла внутрь. Стены выложены мозаикой, которая складывалась в картину в тёплых тонах изображающею купальщиц в римских банях. Чтобы полилась вода достаточно нажать регулятор на стене возле полочки. На которой стояли различные гели и шампуни, висели мочалки. Вода не сильным потолком шла прямо из потолка, охватывая небольшой участок прямо по центру кабинки.

Струйки воды падали на волосы и быстро скатывались по белой гладкой коже на пол, огибая крутые формы ее тела. У нее были широкие бедра и большая круглая задница, упругая грудь третьего размера, красиво лежащая дынями на грудной клетке, и украшенная большими розовыми сосками. Под мышками небольшая поросль темных волос, на лобке черные кучерявящиеся волосы, подбритые по линии купальника.

Вода тихо шелестела, смывая повседневную суету, груз забот, мелкие обиды и долгую дорогу. Она была заместителем директора в компании, которая занималась продажей строительных материалов. Растила сына одна, замуж никогда не выходила. Отдыхала редко, зато сын по два раза в год на море бывал, и ни в чем никогда не нуждался. Но в этом году Гена, ее начальник, в буквальном смысле насильно выгнал ее в отпуск. Пришёл утром в ее кабинет с подписанным заявлением на отпуск.

— Собирайся и уходи. — серьезно сказал он, даже скорчил свирепую рожу и шлепнул бумагой по столу.

— Не поняла. — Опешила Света, поднимаясь со стула.

Сердце ушло в пятки, мысли кружились в голове со скоростью пули. Ее увольняют? За что? Она никогда не воровала? Кто ее подставил? Она всю душу этой работе отдала, как своему ребенку.

— В отпуск, Светочка, в отпуск. — его лицо подобрело, и он улыбнулся.

— Ты — Дурак! — Вскрикнула она. — Я тут чуть не померла от сердечного приступа.

— Видела бы ты свое лицо. — Он засмеялся в голос.

— Это не смешно. Совершенно. — Сказала она с серьезным лицом, держась за сердце, но уже конечно простила это глупую шутку.

— Умру на своем рабочем месте, не отмажетесь потом.

— Не переживай, отнесем тебя на тротуар, скажем что не дошла до рабочего места.

— Ах так! Значит так ты меня ценишь? Оставишь подыхать на улице?

— Ну брось. Я же шуткую немножко. — Геннадий Палыч приобнял своего зама и поцеловал в щеку.

— Поедешь на месяц в отпуск. На выбор есть, Париж, Италия, Таиланд. Куда хочешь?

— Никуда.

— Перестань, ты пять лет без отпуска.

— Зачем он мне? Мне без работы скучно. Не знаю, чем заняться. Я еле выходные переживаю.

— Вот и отпуск переживешь. Все оплачено, все включено, хоть на мир посмотришь.

— Ты же знаешь мне не интересно. Да и не люблю, когда вокруг толпы людей ходят. Я очень тебе благодарна, но я правда не хочу никуда ехать.

— Знал, что так скажешь. И поэтому специально для тебя. — Он достал из кармана связку ключей.

— От квартиры где деньги лежат?

— Денег там нет и людей кстати тоже, но зато есть чистый воздух, чистая вода, полный холодильник еды, полный погреб припасов, никакого интернета, и сотовой связи.

— Ну ладно заинтересовал. Поподробнее.

— Моя дача помнишь где?

— Конечно. Как такое можно забыть?

— Возьмёшь сына и поживете на свежем воздухе вдали от города. Приедешь с новыми силами, у меня есть кое какие идеи, и ты мне нужна со свежей головой.

— Ох обольститель. Знаешь, как меня заинтересовать. Давай ключи и Серёжу можешь отпустить. сама доберусь.

— У тебя же машины нет.

— Не волнуйся за меня. Я уже большая девочка.

Светлана ухмыльнулась. Она позволила себе слегка пошалить, помассировав грудь и запустив пальчик между ног. Воздух будто дурманил и возбуждал, вдруг захотелось секса. Истома поднималась теплой волной от набухающего клитора к соскам и приливала к голове, финишируя легким зудом на затылке. Пальчики ускорялись, погружаясь все глубже. Она готова была уже кончить.

— Мам! Ма-а-ма-а!

Крик сына вернул ее на землю. Она слегка дернулась от испуга и посмотрела в щелки между досок. Артем стоял в нескольких метрах от душа с ножкой от курицы в одной руке и большим надкусанным помидором в другой.

— Что там? — крикнула она дрожащим голосом.

— Ты говорила тут есть река. Хочу сходить искупаться.

— Я наверно не смогу объяснить. Только показать смогу. Принеси мне футболку из моей сумки

— А какую?

— Да любую, то что сверху лежит. Только руки жирные помой.

Она не спеша домылась, нащупала полотенце на крючке снаружи и уже вытирала голову, когда резко распахнулась дверь. Она так и стояла несколько мгновений ошеломленная с поднятыми руками вся на показ. Артем тоже стоял, протягивая руку с футболкой, выпучив глаза на голую мать. Мама была в отличной форме: гладкая кожа, плавные линии бедер и груди, немного жира на руках, бедрах и животе только украшали и делали фигуру более привлекательнее. Это сильно отличала маму от сверстниц Артема. Костлявых девиц либо с бугристым рельефом мышц, а то и вовсе полностью заплывшие жиром до формы колобка. На море Артем видел, конечно много женщин похожих на маму, но только сейчас в голову прилетела мысль, что это и есть эталон красоты и сексуальности.

— Отвернись! — Визгнула мама, Закрывая себя полотенцем.

Артем резко зажмурился и одним движением развернулся на каблуках.

— Ой, мам, прости. Я не подумал.

— Блин. Ты заходишь к женщине в душ. Нужно стучаться. — Кричала Светлана.

Резко выдернула одежду из руки сына, и захлопнула дверь.

— Прости. Я задумался и на автомате, и не ожидал тебя застать в таком виде.

Она развернула тряпицу и осознала, что сын принес не совсем то что она хотела.

— Ладно. Надеюсь хоть не напугала своим видом?

— Нет. — Заулыбался Артем. — Ты выглядишь лучше моих одногрупниц.

— Ты их тоже голыми видел?

— Нет. Но одежду они носят такую что и не нужно видеть их голыми.

— Ага, и ты мне поэтому принес такой же откровенный наряд?

Это была ночная сорочка на тонких бретельках, с глубоким вырезом на груди. Ее соски не полностью закрывались кружевной вставкой. Под грудью резинка от которой расклешённый подол опускался чуть ниже лобка, оставляя половые губы не прикрытыми. С боков разрезы до ребра.

— Он сверху лежал я его и взял. А что с ним не так?

— Это ночная сорочка моя.

— Да какая зарница? Пойдём уже покажешь, а то я тоже хочу искупаться.

— Мне нужно переодеться.

— Ну мам. Я уже не могу. Весь потный и липкий хочу уже нырнуть в речку.

— Ну ладно, только отвернись и не смотри на меня.

Она потихоньку открыла дверь. Было страшно и безумно возбуждающе находиться рядом с сыном почти голой. Он все равно не увидит киску если пойти впереди. А на попку пусть смотрит, все равно что в стрингах ничего криминального он не увидит. Ветерок ласково обдувал промежность, было легко и свободно. Вся окружающая ее обстановка и ситуация пьянили ее. Она понимала, что все это неправильно, но невозможно было остановиться.

Она пошла впереди по дорожке. Ее ягодицы переливались плавными линиями под подолом сорочки Артем не мог оторвать взгляд от этого зрелища. Его член налился кровью и мешал спокойно идти. Мама что-то безостановочно болтала, но Артем не замечал ничего кроме маминой голой задницы.

Войдя в лес после палящего солнца, они будто окунулись в прохладную воду. Лес укутывал ароматами листвы спелых ягод и орехов, неподалеку работал своим клювом дятел, песни птиц и шум листвы сплелись в единую музыкальную композицию. Светлана от восторга чуть не падала в обморок, это было непередаваемое состояние эйфории. Она потянулась, широко раскинула руки, прогнула спинку, выпятив попку. Артем от удивления выпучил глаза и остановился на мгновение. Хотелось прикоснуться к этой красоте, целовать, мять, съесть эту аппетитную плоть.

В голове роились мысли. Это неправильно, нельзя возбуждаться на маму. Интересно это она специально его дразнит или не воспринимает его как муж

чину. Сказать ей о том, что испытывает или промолчать? Он не понимал, как ему вести в такой ситуации. Не обращать внимания, или дать волю своим чувствам. Но это же — мама. С ней нельзя ничего подобного, так думают только извращенцы. Он с большим усилием заставил себя перевести взгляд на уровень маминой головы.

— Ты что там притих?

— Так. — голос осип и пришлось прокашляться. — Просто тебя слушаю.

— И о чем я говорила?

— э-э-э-э — Запнулся он.

— Прям как настоящий мужик. Ничего не слушает, что ему говорят.

— Слушаю. Просто ты врасплох застала. Я обдумывал твои слова.

— Какие? — Мама резко обернулась.

Ее лицо оказалось в нескольких сантиметрах от Артемова. Он почувствовал легкий аромат ее чистого тела, ароматы шампуня и мыла, с примесью чего-то нового. Так пахнет, когда он дрочит на порно. Она пристально смотрела в его глаза, он совсем растерялся и забыл даже как его зовут. Член в трусах рвался наружу. Бугор на шортах неоднозначно намекал на каменную эрекцию. В этот короткий миг она не была его мамой. Это была желанная женщина, королева, богиня. Он захотел ее поцеловать в губы, по-настоящему.

— А? — переспросила она.

— Эм... Ну про... это. Я-а. — Он несколько раз моргнул, сдался и отвел взгляд.

Он думал только о сексе. И о том, как прекрасна это женщина, и они тут только вдвоем. Господи, что за мысли лезут в голову. Он никак не мог выгнать эту мысль, отравляющую его голову.

— Так и знала. Ты меня не слушаешь, как все мужики. Кого я вырастила? — она шутливо причитала, не спеша ступая по узкой тропинке босыми ногами.

Земля была прохладная и сухая. Казалось будто она легонько щикотит ступни и приятный зуд поднимается по ногам, скапливается в промежности и на трущихся о скань сосках. Они уже торчали, грозя пронзить легкую ткань. Киска уже наполнилась влагой, которая сочилась из приоткрытых губок. Светлана чувствовала, как ее бедра скользят при ходьбе.

Она пыталась отвлечь себя разговором, но все-таки что-то было в этом воздухе. Если она не разрядиться в ближайшее время, то она разорвется на мелкие кусочки. Еще и этот момент в душе, когда ее сын увидел голую во всей красе. И ему это явно понравилось. Эрекция так и не проходит, а его взгляд обжигает ее задницу. Она думала, почему не стала одеваться? Зачем идет практически голая и дразнит собственного сына? Она так никогда себя не вела. Она сошла сума на этой работе. Да и мужика у нее не было уже почти шесть лет.

— Может пригласим соседей? — Предложила она. — Пожарим шашлык.

— Приглашай мне все равно.

— Позовем Андрея Петровича он тут один живет.

— Да как хочешь. Я хочу искупаться и почитать.

Они подошли к реке. На месте причала была специально вырублена поляна. На ней уместилась зона для пикника, с беседкой и навесом для готовки. Рядом стоял лодочный сарай. Причал был деревянный и не высоко от воды. Вниз спускалась лестница. Со всех сторон зона была окружена кустарником, а в воде заросли камыша, на против был небольшой островок, весь покрытый зеленью. Получалась скрытая от посторонних глаз зона.

— Хоть голым ходи никто не увидит. — Заметила Света.

— Ага. Я бы так и сделал если пошёл один.

Артем подошёл к краю причала.

— Вода кристальная. Видно дно и рыбки плавают. Будешь купаться? — Спросил он, снимая футболку.

— Я бы с удовольствием, но я без купальника.

— Давай голыми. — Он посмотрел на нее.

Светлана прикусила губу размышляя, ее руки прикрывали промежность. Голышом покупаться здорово, не был бы Артемка ее сыном. Что он подумает? И так наверно считает, что я его соблазняю, раз осмелел предлагать раздеться своей маме. Но ведь все равно никто не узнает, даже если случиться самое страшное. Она тут же выгнала шальную мысль из головы испугавшись ее.

— Нет. Давай ты купайся как хотел, а я пойду. К соседям зайду, проверю может нужно в магазин сбегать, Вещи разложу. Дел много.

— Можно вместе потом все сделать. А сейчас я могу в шортах, а ты в этой майке поплавать.

— Ну ладно. Пару раз окунуться можно. Только давай вперед плыви, нечего пялиться на собственную мать.

Артем разбежался и щучкой нырнул в чистую прохладную воду. После нескольких часов в душном автобусе и прогулки под палящим августовским солнцем, вода холодными иголками пронзала его кожу. Он открыл глаза. Вокруг него было светло, медленно колыхались водоросли, мелкая рыбешка занималась своими делами снуя между ними. Самые любопытнее подплывали ближе интересуясь новым объектом. Оттолкнувшись ото дна выскочил на поверхность воды и обернулся.

Мама как раз разбежавшись прыгнула с пирса в воду солдатиком. Она зажмурилась и зажала пальцами нос, а вторую руку вскинула вверх словно кидая «зигу». Она решилась прыгнуть голышом. Артем видел это словно в замедленной съемке, в голове отпечатывалась каждая деталь. Как переливалась на коже блики от воды, как напряглись мамины мышцы, когда она прыгнула, как блестели ее бедра возле промежности. Он рассмотрел ее интимную прическу. Волосы густо росли полоской по центру лобка, и реже к его краям, образуя правильный треугольник от живота к промежности. Лобок плавно перетекал в пухлые, покрытые редкой порослью волос, губы, которые плотно смыкались, образуя ровную тонкую щель.

Неспешно двигаясь по-лягушачьи, она поплыла к сыну. Было страшно и невероятно возбуждающе находиться рядом с Артемом голой.

— Всё-таки решила голышом?

— Угу.

— Тогда я сниму шорты. Поддержу тебя.

Артем стянул в воде с себя шорты. Его член стоял колом, и это было видно в прозрачной воде. Он нырнул с открытыми глазами. Мамино тело было всего в нескольких сантиметрах он мог рассмотреть каждую складочку и каждый волосок на ее лобке. Она двигала ногами, пытаясь удержаться на плаву, Артем видел обе ее дырочки, он хотел впиться в них губами и вылизывать не останавливаясь.

Поднявшись на причал, он разложил свои шорты на шезлонге и спокойно подошел к краю деревянного помоста. Уперев руки в бока, он рассматривал пейзаж вокруг. Мама оставалась на том же месте и внимательно наблюдала за своим сыном. Вода на его молодом теле переливалась на солнце. Он был высок и красив, хотя и не отличался выдающими мышцами. Зато его член притягивал взгляд, он словно его специально демонстрировал. Большой, толстый, наверняка больше двадцати сантиметров. Лобок и мошонка тщательно выбриты. Яйца собрались у основания члена, но все равно выглядели крупноми. Светлана облизнула губы. Он был похож на быка осеменителя с таким агрегатом. Артем опять нырнул щучкой и вынырнул аккурат перед ее лицом.

Они молча плыли рядом друг с другом. Они были на грани позволенного, еще немного и ничего не изменить. Они были голые, но условно их скрывала вода. У Светланы не выходил из головы огромный член ее сына. Как же все неправильно, нужно все вернуть на прежние места Она мать он сын, и они не видят ничего лишнего. Как же это сложно — остановиться. Она хотела своего сына, хоть и отгоняла эту мысль. Видела, что и он хочет ее, и тоже боится перейти запретную черту. Хотелось все заморозить и остаться навсегда в этом пограничном состоянии. Когда вы еще не любовники, но и не видите друг в друге мать и сына.

Светлана стояла по шейку в воде возле островка, причал был метрах в двадцати. Она видела свою сорочку, висящую на перилах. Это был символ ее греха, чертой за которую нельзя было переступать. Артем плавал вокруг, подныривая и несомненно рассматривая ее голое тело. Она позволила ему насладиться зрелищем даже поставила ножки на ширину плеч, и слегка прогнула спинку, чтобы показать попку. Раз уж его не смущает вид старухи то пусть любуется, а она в свою очередь полюбуется им. Особенно его здоровенной палкой. Как же хочется потрогать его, а еще лучше впустить его в себя. Если бы она не была в воде, ее ноги были бы мокрыми до пяток и уже натекла бы большая лужа из ее киски.

Артем видел, как из маминой письки выходит мутноватая жидкость. Словно дымка она обтекает бедро и растворяется в полу метре. Он мог бы смотреть на это зрелище веками. Он задерживал дыхание сколько мог и поднимался на поверхность за глотком воздуха и снова нырял. Как же это тупо подглядывать за голой женщиной, но невозможно остановиться. Стоя за ее спиной он подкачивал член, останавливаясь перед самым финишем.

Они не проронили ни слова. Мама плыла обратно впереди, широко раздвигая ноги, по лягушачьи. Артем видел, как раскрываются розовые лепестки ее малых половых губ, обрамленные редким пушком черных волос. Когда мама подплыла к лестнице и стала подниматься, Артем вплотную к ней приблизился. Прижался к ее спине грудью и животом, головка члена оказалась прямо у входа во влагалище. Светлана остановилась.

Как было приятно ощущать прикосновение мужчины. Маленькое движение и его член войдет в нее. Большая головка скользила по ее губкам, собирая вязкую влагу. Одно мгновение, и она проникла внутрь Светлана охнула.

— Нет. — задыхаясь стонала она. — Что ты делаешь? Нам нельзя. Это неправильно.

Бормотала она, но уже сама присаживалась на крепкий, растягивающий стенки ее влагалища член. Артем крепко ухватил ее за грудь и быстро задвигался. Влагалище плотно обхватывало его член и ему хватило нескольких быстрых движений что бы достигнуть пика.

— Мама! — Хрипло простонал он, изливая семя в лоно своей матери.

Она чувствовала, как пульсирует его член выстреливая дозы спермы в ее матку. Она одновременно и наслаждалась этим моментом и находилась в ужасе от произошедшего. Ее сердце колотилось, а тело обмякло и отдалось во власть мужчине. Казалось, что его оргазм будет длиться бесконечно, он все спускал и спускал в нее, дергаясь в судорогах экстаза.

Она слезла с обмякающего писюна, и поднялась на причал. Из ее вагины вытекала белая тягучая жидкость, капала под ноги, стекала по бедру, обжигая остывшую кожу.

— Ну что, молодой человек? Добился своего? Трахнул мамочку?

Она стояла спиной к сыну, пытаясь надевая сорочку.

— Извини мам. Я сам не понял, как это произошло.

Он виновато опустил голову, боясь посмотреть в ее сторону.

— Конечно не понял. Сперма в голову ударила и мозги отключились.

Артем молчал.

— Еще и в меня кончил. А если залечу?

Светлана повернулась, уперев руки в бока и пристально посмотрела на сына. Он не смел на нее смотреть, скрестил руки на паху.

— Минуту назад бегал тряс своей елдой перед моим лицом, а теперь стесняется он. Что делать будем, я спрашиваю?

Артем только пожал плечами. Он и правда не понял, что произошло. Это был его первый секс. И произошло он с мамой. Было стыдно, хотелось утопиться.

— В общем так, дорогой. Идем домой и пока ты полностью не удовлетворишь меня я с тебя не слезу. Полагаю, на ближайшие пару недель твоему писуну работы хватит.

Артем поднял удивленный, непонимающий взгляд. Мама подмигнула ему, развернулась и направилась к дому, кокетливо виляя своей круглой задницей. Артем стоял, не веря в происходящее. Мама демонстративно нагнулась будто у нее зачесалась нога и медленно нагнулась. Артем видел покрасневшую письку, разошедшиеся цветочком розовые губки и белеющую. между ними сперму. Его член вновь налился кровью и затвердел.



Позвонить

Секс по телефону бесплатно

Анжела

Аманда

Анжела

Мила

Анжела

Анжела